Евросоюз: единство в разнообразии


Хотя Европейская Конституция еще не вступила в силу, страны-члены ЕС пытаются максимально позаботиться о том, чтобы задекларированный в ней лозунг "единство в разнообразии" воплощался в жизнь уже сейчас. Конечно, в ЕС, как в любой другой международной организации, есть свои неформальные лидеры - так сказать, двигатели интеграции. Ни для кого не секрет, что именно на такую роль постоянно претендовали Франция и Германия.

Однако то, что новые страны-члены Европейского Союза могут оказывать не меньшее влияние на общую политику ЕС, чем старожилы Содружества, стало ясно еще до того, как флаги западных соседей Украины появились в штаб-квартире Еврокомиссии. Достаточно вспомнить саммит в Копенгагене в декабре 2002 года, особенно памятный для новичков ЕС. Польша тогда проявила такое дипломатическое мастерство в отстаивании своих интересов, что долго не могли опомниться даже самые закаленные члены ЕС. Представители польской делегации до поздней ночи убеждали своих коллег по Евросоюзу выделить для Польши еще 2 млрд. евро - в основном, на субсидии польским фермерам. В конечном итоге, дело завершилось перечислением дополнительного миллиарда в польский бюджет.

Этот отдельный случай - яркий пример того, что обо всех своих "наиболее уязвимых" в евроинтеграционном плане местах любая страна-кандидат может на самом деле позаботиться еще на стадии вступления в ЕС. В результате, польские фермеры, которые больше всего противились вступлению Польши в ЕС, согласно различным социологическим исследованиям, являются наибольшими сторонниками членства Варшавы в этой организации.

Конкретным примером того, что в Брюсселе учитывается голос каждой страны-члена, может служить и отчаянная дискуссия вокруг подготовки текста Европейской конституции. Напомним, что с первой попытки Конституционное соглашение не удалось принять именно по причине неуступчивости Польши и Испании, с одной стороны, и Франции и Германии, с другой, в вопросе определения квалифицированного большинства при голосовании в ключевом органе ЕС - Совете Министров. Кстати, именно история с принятием Евроконституции окончательно убедила: после последней волны расширения ЕС даже такие мощные игроки на еэсовской сцене, как Франция и Германия, не способны ничего сделать, если их позиции кардинально расходятся с видением других членов ЕС . В том числе, и так называемых "новичков".

Естественно, что при таком разнообразии интересов, довольно сложно обойтись без компромиссов. Результатом одного из них стало, например, прошлогоднее принятие евросоюзного бюджета на 2007-2013 годы. Правда, тогда самые большие споры разгорелись между старыми членами ЕС, а именно - Великобританией и Францией. В то время, как Лондону удалось добиться принятия решения о пересмотре в 2008-2009 годах финансирования общей сельскохозяйственной политики (доплатами от которой чаще других пользуются французские фермеры), Париж убедил Британию частично отказаться от механизма компенсационных выплат для нее из евробюджета. А выиграли от франко-британского противостояния новички ЕС - десять новых стран-членов ЕС, которым было обещано на этот период в целом 157 миллиардов евро структурной помощи.

Между тем, это только отдельные примеры того, как каждая страна-член ЕС может корректировать то или иное решение Брюсселя. Именно корректировать, а не блокировать. Ведь времена, когда то или иное государство использовало право вето для того, чтобы вообще похоронить некоторые намерения содружества (достаточно вспомнить, как в свое время Франция под руководством Шарля де Голля не позволила с первой попытки присоединиться к ЕС Великобритании), кажется, уже канули в лету безвозвратно. Сегодня ни одна страна-член к таким радикальным мерам старается не прибегать. Тем более что по новой Конституции право вето фактически остается только относительно вопросов, связанных с налоговой сферой, частично оборонной, социальной и внешней политикой.

Правда, роль такого себе "фильтра" последнее время присвоили рядовые граждане Евросоюза. Французское и голландское "нет" проекту Европейской конституции - всего лишь один из примеров того, что на генеральную линию ЕС могут влиять не только политики той или иной страны, но и ее обычные граждане. Так, например, в свое время датчане только со второй попытки поддержали на референдуме Маастрихтский договор (подписанный 7 февраля 1992 года, ратифицированный в январе 1993-го), который превратил Европейский экономический союз в собственно Европейский Союз. По такому же сценарию происходила и ратификация Ниццского договора. Документ, подписанный в 2001 году, предусматривал реформирование институтов ЕС в связи с его дальнейшим расширением.

И хотя оба документа, в конце концов, вступили в силу, нервов его авторам они испортили достаточно. Скорее всего, роль рядовых граждан ЕС в будущем станет еще весомее. В частности, согласно недавним поправкам к французской конституции, для присоединения любой следующей страны к ЕС необходимо будет согласие не только политического руководства той или иной страны, но и населения Франции. Иными словами, политики сколько угодно могут делать прогнозы и строить планы относительно будущего ЕС, но без воли жителей своих стран им это сделать будет довольно сложно.

С принятием Евроконституции голос каждой страны-члена, очевидно, будет звучать еще громче. Если и сегодня любое решение в ЕС принимается лишь в результате консенсуса, а каждая страна-член представлена в Брюсселе еврокомиссаром, то новый документ предусматривает введение так называемого "двойного большинства" для принятия решений в наивысшем органе ЕС - Совете Министров. С момента принятия Конституции его должны будут поддержать 55% стран-членов ЕС, которые представляют 65% населения Евросоюза. Это как раз сделано для того, чтобы три крупнейшие страны ЕС не могли заблокировать решение.

В будущем его смогут затормозить не менее четырех стран-членов. Правда, есть и другая сторона медали: число европейских комиссаров сократится до 2/3 от общего количества стран-членов ЕС.

Однако, не следует забывать - главной институтом, который принимает решения в ЕС, все-таки является Совет Европейского Союза, а тут, как правило, первую скрипку играют министры стран-членов, ответственных за определенный участок политики, которая обсуждается на том или ином заседании.

Кроме того, если кто-то считает, что главные посты в Еврокомиссии занимают представители крупнейших стран-членов ЕС, то этот миф быстро развенчивается, если проанализировать нынешний состав ЕК. Так, в частности, за распределение средств структурных фондов отвечает еврокомиссар по вопросам региональной политики, представитель Польши Данута Хюбнер, по вопросам энергетики - представитель Латвии Андрис Пиебалгс. Да и сам глава ЕК - португалец Жозе Мануель Баррозо - выходец из страны, которая до последнего расширения ЕС считалась одной из наибеднейших в Содружестве.

Следует вспомнить и о так называемой "дегрессивной пропорциональности", на основе которой будут распределяться места в Европейском парламенте. Минимальное количество представителей от государства будет составлять 6 человек, максимальное - 96. Кроме того, новый документ предусматривает, что одновременно возглавлять ЕС будут три страны на протяжении 18 месяцев.

Тем не менее, "единство в разнообразии" проявляется не только в представительстве той или иной страны в ЕС. Уже первое постановление, принятое Советом объединения в 1958 году (!), касалось вопроса...языка. В частности, речь шла о том, что официальные языки стран-членов должны стать как официальными языками Содружества, так и рабочими языками всех его учреждений. Правда, поскольку некоторые страны-члены ЕС имеют одинаковые языки, всего ЕС насчитывает двадцать один официальный язык.

Вот такое оно, евросоюзное единство в разнообразии.

[...]
Начало
[944] [ 945 ] [ 946 ] [ 947 ] [ 948 ] [ 949 ] [ 950 ] [ 951 ] [ 952 ] [ 953 ] [ 954 ] [ 955 ] [ 956 ] [ 957 ] [ 958 ] [ 959 ] [ 960 ] [ 961 ] [ 962 ] [ 963 ]

Информация с сайта: pv-gazeta.dp.ua