На поле боя он схоронил отца
И отомстил фашистам сполна


О героизме советских солдат в годы Великой Отечественной войны написано сотни книг, снято огромное количество фильмов. Но, к сожалению, только немногие из них способны раскрыть весь трагизм судьбы народа, боровшегося с оккупантами. Правду о тех страшных событиях, искалечивших судьбу целого поколения, могут рассказать нам только очевидцы.

Для Федора Ивановича Шелипова, как и для многих фронтовиков, воспоминая о войне связаны с особыми переживаниями и болью. И всякий раз, листая книгу своей жизни, он вытирает с лица скупую мужскую слезу, вспоминая, когда он, семнадцатилетним мальчишкой, схоронил на поле боя родного отца.

В сорок первом парнишке-то было всего лишь шестнадцать

Село Богдано-Вербки ни чем особым среди сел Петропавловского района не отличается, разве что тем, что проживает здесь преимущественно русскоязычное население. Именно в этом селе в семье Елены Климентьевны и Ивана Меркуловича Шелиповых в 1926 году родился сын Федор. Рассказ Федора Ивановича о его довоенной жизни вместился в несколько скупых фраз: " Мать работала в поле, была ланковой, отец - пасечником, а мы, будучи подростками, помогали им во всем" В 1941-ом Федору Ивановичу шел шестнадцатый год. С первых дней войны в селе началась паника и неразбериха. Немец наступал очень быстро и все силы были брошены на то, чтобы как можно меньше продовольствия досталось врагу. Необходимо было срочно эвакуировать скот. Выполнение этого ответственного задания поручили отцу Федора Ивановича, бывшему красному партизану, герою гражданской войны Ивану Шелипову. К этому времени практически все взрослое мужское население было отправлено на фронт. Дядька Иван, как уважительно называли Ивана Меркуловича, собрал группу подростков 14-16 лет, в которую вошел и его младший сын, Федор, взял себе в помощницы тетку Полину и ранним утром погнал с ними многочисленное колхозное стадо в сторону Урала.

О важности поставленной перед ребятами задачи Иван Меркулович говорил коротко и без лишних красивых слов. Первые двое суток шли очень быстро, как вспоминает Федор Иванович, практически бежали, так как фашист наступал на пяты. Спали очень мало, питались тем, что подадут жители пересекаемых ими городов и сел. Уже на шестой день часть скотины пришлось дорезать - слабые животные не выдерживали столь долгой дороги. Немногим позже их стадо то и дело перемешивалось с отступающими советскими солдатами. По понятным причинам численность скота в стаде стала стремительно сокращаться. Ведь наши солдаты, обессиленные тяжелыми боями, нуждались в усиленном питании, а доставить продукты на передовую в тех условиях было крайне сложно.

Через линию фронта - домой

Когда колхозное стадо переправили через Дон, продолжать путь было бессмысленно - осталось всего несколько десятков голов скота. Тогда-то и решили передать оставшихся животных на питание нашим солдатам и, перейдя линию фронта, возвращаться домой.

Рассказывая о своем первом испытании войной, Федор Иванович был немногословным, но каждая сказанная им фраза, казалось, доходит до самого скрытого уголочка души. "В нашей компании я был самым крепким и здоровым парнем. Многие знали меня как смелого, бесстрашного юношу, которому все испытания по плечу. Наверное, именно поэтому ребята смотрели на меня с какой-то надеждой и искали во мне поддержку в самые трудные минуты. Скорее всего, никто тогда из моих сверстников даже не догадывался, что, одолеваемый страхом, интуитивно я старался находиться поближе к отцу. Так же, как и все остальные, я страшно пугался все приближающихся взрывов, а в короткие минуты привалов, дрожа от страха, крепко прижимался к отцу, прятался под его бушлат и давал волю слезам"

Перейти линию фронта селянам помогли наши разведчики. Перед долгой дорогой согрели, хорошо накормили и дали отоспаться. Ранним утром, надев на себя новые валенки и бушлаты, взяв подготовленные документы, Иван Меркулович, тетка Полина и ребята в сопровождении бойцов отправились через линию фронта. Разведчики хорошо знали эту болотистую местность, так что весь путь удалось пройти практически незамеченными. По оккупированной территории шли уже самостоятельно, преимущественно ночью, разделившись на небольшие группы. Темной морозной ночью Иван Меркулович вместе с сыном Федором постучали и в окно родного дома. По щекам матери текли слезы радости, но даже за этими слезами можно было усмотреть овладевшую ею тревогу.

Полицай донес на соседей, но те успели сбежать

С самых первых дней оккупации их сосед Пантелей стал полицаем и был у немцев на самом хорошем счету. О его жестокости и сегодня односельчане вспоминают с ужасом. Было глупо надеяться на то, что он не выдаст немцам соседа, который, ко всему прочему, был еще и красным партизаном. Ранним утром следующего дня Пантюха с довольной ухмылкой уже стоял на пороге их дома. Убедившись, что Иван Меркулович и Федька дома, он тут же настрочил донос на имя начальника полиции Петра Сивакова, который также был односельчанином и жил на соседней улице. Как только стемнело, начальник полиции пришел в дом Шелиповых. Петр Сиваков, хотя и служил немцам, однако, по мере возможности, старался помочь своим. На этот раз он зашел предупредить Ивана о том, что сможет скрывать их присутствие в селе не более суток.

Той же ночью отец и сын покинули родной дом и отправились в сторону Запорожья. Как выяснилось позже, через Ивана Меркуловича разведчики передали запорожскому подполью важнейшую информацию и документы, которые были зашиты в новенькие валенки, подаренные разведчиками Федьке.

В хлебе проносили взрывчатку

Шли несколько дней, а точнее сказать, ночей. Днем прятались и отсыпались в заброшенных хлевах да сеновалах. Когда Иван Меркулович постучал в дверь явочной квартиры, ему открыла безобидная старушка, которая безошибочно назвала ответ на пароль.

Отца устроили работать на авиационный завод, туда же оформили учеником и Федора. Вспоминая о том периоде войны, Федор Иванович говорил, что отец мало посвящал его в свои взрослые дела, и обо всем происходящем приходилось только догадываться. На первый взгляд, все выглядело как обычно: работали в подмастерьях, частенько бегали за хлебом и за продуктами в указанные квартиры. А о том, что этот хлеб был начинен взрывчаткой, узнали уже гораздо позже. В один из вечеров в доме, где квартировали Шелиповы, собралось много знакомых и незнакомых Федору людей. Один из незнакомцев и сообщил присутствующим, что ранним утром от авиазавода, который в то время работал на немцев, не останется и щепки. Завод планировалось обстрелять с воздуха, а потом взорвать.

Когда этот план был реализован, Иван Меркулович и Федор были уже далеко от Запорожья. И снова долгий и мучительный путь домой, но с большей надеждой - шел 1943 год, наши войска перешли в стремительное наступление.

Увидев своих мужиков живыми и здоровыми, Елена Климентьевна была бесконечно счастлива. Уже за первые полчаса рассказала обо всем, что происходило в селе в их отсутствие, сколько страха и горя натерпелась. Но более всего, поразил рассказ о том, что все тот же полицай Пантюха и его дружки после каждого боя на узловой железнодорожной станции Лозовая ездили телегами на место событий, снимали с трупов сапоги, валенки и другие ценные в то время вещи. А когда в зимнее время снять с закоченевших трупов обувь не представлялось возможным, отрубали ее вместе с ногами. И потом, уже дома разогревали, чтобы снять. Все награбленное, они закапывали на своей усадьбе...

Последний бой красного партизана

Красная Армия наступала, но, как и прежде, крайне нуждалась в пополнении. Поэтому когда наши войска освободили Петропавловщину, из нескольких близлежащих к Богдано-Вербкам сел собрали чуть более 100 человек. Преимущественно подростков 16- 18 лет. Среди мобилизованных оказались и 17-летний Федор Шелипов с отцом.

Линия фронта проходила буквально в нескольких километрах. Новобранцы должны были пополнить ряды 60-ой Славянской Гвардейской дивизии, которая вела бои в районе села Балки, под Запорожьем. Туда и повели пополнение, по дороге увеличивая колонну мобилизованными юношами. "Вели нас по открытому полю днем, как приманку для гитлеровцев, - вспоминает Федор Иванович,- и немцы не заставили долго ждать: колонну стали "утюжить" минометы. С самого начала обстрела отец приказал мне и ребятам, которые были рядом, лечь на землю. Это нас и спасло, а многие из тех, кто бросился бежать врассыпную, погибли. Пролежали мы так дотемна, а потом перебежками добрались к лесу."

По словам Федора Ивановича, из 200 новобранцев в живых осталось не более сорока. Оставшимся в живых была поставлена задача не дать немцу прорвать окружение. Немногочисленное и еще необстрелянное войско заняло позицию. Но силы были явно неравные: горстка новобранцев против немецких танков. Когда в запасе осталось только три пулеметные ленты, Иван Меркулович приказал оставшимся в живых ребятам отходить. После переправы через речку Конку ребята встретились с нашим патрулем и под конвоем были доставлены к командиру. Именно в этот момент по ту сторону реки захлебнулся пулемет. Сцепив зубы, Федор шел заключающим в колонне и думал только об одном - о мести за смерть отца. Командир встретил их сурово, ведь, на первый взгляд, ребята выглядели дезертирами, которые бежали с поля боя. Но когда он выяснил, что ребятам по 16-17 лет, его гнев прошел. К тому времени как раз вышел приказ Сталина о том, чтобы всю молодежь снять с передовой и направить на учебу в сержантские школы.

Федора вместе со всеми ребятами отправили в одну из таких школ, под Сталинград. Но это было на следующий день, а в тот день, точнее - под покровом наступившей ночи ребята вновь перебрались через реку и вернулись на покинуте позиции.

Не раз ходил сержант в разведку боем

Тело Ивана Меркуловича Федор нашел рядом с пулеметом. Сначала ему показалось, что отец просто прильнул к земле, но все его надежды на чудо развеялись, когда он прикоснулся своими губами к застывшему лицу отца. Не уронив не единой слезы, с помощью штыкножа Федор стал копать яму, чтобы похоронить отца. Казалось, его сердце окаменело, а душа загорелась испепеляющим огнем. На некоторое мгновение Федор потерял память, но руки продолжали выгребать окаменевшую землю. Очнулся он только тогда, когда прильнул к небольшому горбику земли, который скрывал под собой его самого родного и близкого человека.

Уже после первой недели учебы в школе ребята пожалели о том, что их отправили с передовой. Проживание в холодных землянках и голодное существование многих курсантов просто свалило с ног. Бушевал тиф, дизентерия, все без исключения простыли. Но породолжали учиться воинскому ремеслу.

Едва получив звание младшего сержанта, Ф. Шелипов попросился в действующую армию. Десантники приняли новичка с распростертыми объятьями. Высокий, сильный и бесстрашный парень пришелся по нраву сослуживцам.

В составе 9-ой воздушной дивизии Федор Иванович воевал в Польше, на территории Венгрии участвовал в тяжелых боях под озером Балатон. Там же, за два месяца до Великой Победы он получил свое первое серьезное ранение - по ногам прошла пулеметная очередь. Медикам понадобилось более двух месяцев, чтобы поставить бойцана ноги.

О героизме, проявленном Ф. Шелиповым на фронтах Великой Отечественной войны, свидетельствуют его многочисленные награды, среди которых ордена Славы ІІІ степени и Отечественной войны І степени. Хотя сам Федор Иванович говорит об этом неохотно, но с его краткого, сдержанного рассказа нам удалось узнать, что много раз ему приходилось ходить в разведку боем. Как правило, на подобные задания направлялись до 20 бойцов, а возвращались живыми не более 10 человек. После каждого такого боевого задания многих разведчиков, в том числе и Федора Ивановича неоднократно представляли к государственным наградам, но получил он их только в 1949 году, когда уже был старшим сержантом, командиром орудия зенитной батареи и проходил срочную службу на Дальнем Востоке

После демобилизации в 1950 году Федор Иванович вернулся в родное село, через год женился на женщине, которая уже воспитывала сына. Позже в их семье родились еще 4 девочки. К сожалению, первая жена Федора Ивановича рано ушла из жизни, и он женился на женщине, у которой на то время было четверо своих детей. Сегодня Федор Иванович не без гордости говорит о том, что у него 9 детей, 21 внук и более 10 правнуков.

В семье Шелиповых не любят вспоминать о тяжелых военных годах, но День Победы для них самый значимый, светлый и радостный праздник.

[...]
Начало
[579] [ 580 ] [ 581 ] [ 582 ] [ 583 ] [ 584 ] [ 585 ] [ 586 ] [ 587 ] [ 588 ] [ 589 ] [ 590 ] [ 591 ] [ 592 ] [ 593 ] [ 594 ] [ 595 ] [ 596 ] [ 597 ] [ 598 ]

Информация с сайта: pv-gazeta.dp.ua