Майданы шумели, но не дрались,
или О том, как колясочники в Киев митинговать ездили!


С лозовскими колясочниками не соскучишься. «Едем в Киев», - сообщает мне на днях Олег и приглашает участвовать в мероприятии. Вопрос – «зачем», - ввиду назревающих событий, и ему, и мне представляется риторическим. Тем не менее: «Хотим заявить о себе на высшем уровне, лишние люди в списке ой как нужны». Вполне резонный аргумент, думаю я, тут же намекаю ему о специфике своей профессии (мол, журналист – лицо нейтральное, не поддерживает никакие политические силы) и, в конце концов, соглашаюсь.

Едем лицезреть историю

Отправление около полуночи, 30 марта. Два супер(!) комфортабельных автобуса набиты битком. Публика в салонах весьма разношерстная: непосредственно причастных к лозовскому центру колясочников немного. Большинство делегатов столичного «Форума национального единства» - их друзья, родственники и знакомые. Только двое – Олег и Владимир – везут в багажном отделении свой транспорт.

Дорогой снедает любопытство: какие мотивы побуждают людей вот так, среди ночи отправляться в длительное и, возможно, небезопасное путешествие? Знаю, что Татьяна Андреевна, мама 21-летней колясочницы Кати Глущенко, мечтает лицезреть историю непосредственно в момент ее свершения, чтобы затем пересказать увиденное внукам и правнукам. Моя знакомая со времен революции 2004 года Лена (и она здесь?!) просто любит экскурсии. Киев для нее полон неизведанных достопримечательностей. О том, что акцию оплачивают регионалы, знает больше меня. «Ну и что, - говорит – лишь бы мое присутствие помогло Олегу в его начинаниях».

На магистраль Харьков – Киев выезжаем глубокой ночью. Наш водитель, молодой парень, поддает газку. Мчимся с ветерком, обгоняя по пути десятки «экскурсионных» автобусов. В Киев нынче хотят попасть все…

Сортир – архиважная вещь!

Утро, около шести. Выгружаемся рядом со станцией метро «Арсенальная». Ждем отстающих, чешем языками, осматриваемся и слегка мерзнем. По очереди бегаем в бесплатный сортир, который здесь же, за дверями подземки. Процедура эта архиважная, как ни как впереди целый день, не факт, что удастся скоро разыскать отхожее место.

…К девяти съедена половина суточного запаса бутербродов. Прохожие снуют мимо нас, бросают любопытные взгляды, порой сердятся на внезапно возникший затор. Первым не выдерживаю я. Журналистская совесть велит мне использовать свободные минуты на благо родной газеты. Предупреждаю о своих намерениях Олега, беру с собой для компании парочку скучающих земляков и оправляюсь вниз по Грушевского. Инфоповод не заставляет себя долго ждать. В Мариинском парке, обогретом лучами весеннего солнца, мирно прохаживаются стражи правопорядка. Покуда мы любуемся столичными красотами и щелкаем фотоаппаратом, в парк, под бело-голубыми флагами, подтягиваются те, кого наша милиция приставлена охранять. Так, на всякий случай, от возможных провокаций. Их колонны кажутся нескончаемыми. На лицах многих усталость – результат полубессонной ночи в дороге. Каждый второй (а то и чаще) – студент или студентка. Сколько из них идейных – попробуй, как говорится, угадай. Впрочем…

Виктор Андреевич так и не вышел

Стрелка наручных часов подбирается к одиннадцати. Экскурсия экскурсией, а моим компаньонам - Максиму и Любе – надлежит быть в команде. Возвращаемся назад. Площадь возле метро заполнена «конфедератами» (членами и сторонниками «Конфедерации общественных организаций инвалидов Украины» - авт.)- человек двести, не меньше. Два десятка сидят в колясках. Стартуем с минуты на минуту. Первый пункт назначения – улица Банковая, Администрация президента. Пообщаться с главой державы мечтают многие. Есть, видно, что сказать. Конфуз случается по прибытию на место: въезд на «заповедную» территорию колясочникам преграждает кордон милиции. Аргумент людей в форме – Виктор Андреевич, увы, отсутствует. Двадцать минут тесного стояния, высказанного и невысказанного недовольства и полный разворот, теперь уже в сторону Европейской площади. Туда сейчас стекаются тысячи и тысячи сторонников правящей коалиции. Активных и не очень, просто ротозеев. Пока мои минуют Кабмин и останавливаются передохнуть у памятника Вячеславу Чорноволу (хорошее соседство!), заскакиваю наверх, в парк. Спешу запечатлеть объективом изменение ситуации. У самой кромки крутого откоса, где в ноябре-декабре 2004 года стоял лагерь оранжевых барабанщиков, теперь выстроились палатки регионалов. Отсчет их пребыванию здесь пошел. И – о, чудо! Я не верю своим ушам! «Слава Україні!» - звучит совсем рядом. Мимо проносится «бело-синий» мужиченка, щебечет на ходу “щирою українською”, улыбается. “Героям слава,” – шлю ему мысленный ответ, надеясь, что в этом я не одинок. Метров через двадцать встречаю первый на своем пути, незабвенный со времен очаковских, синенький биотуалет. Хвала его изобретателю! У двух кабинок на 90% женская очередь. Машут мне флажками и предлагают занять место. Вежливо отказываюсь. Быть может, и зря…

«Ой синочку, що робиться на білому світі...»

На пять минут заскакиваю к своим и, уже вдвоем с Леной, устремляюсь по ту сторону идейных баррикад – на Майдан. Оранжевых всех цветов и оттенков на этот час здесь маловато. Есть где упасть не одной тонне яблок. Впрочем, времени до 17-00, когда оппозиция протрубит сбор, предостаточно. На ступеньках против уличной сцены сидит старушка. На рукаве белая ленточка с красными сердечками. Соблазн поговорить с ней столь велик, что я присаживаюсь рядом. София Петровна приехала в Киев из Харцизска (между прочим, Донецкая область). Вдвоем с сыном. Говорит, что к президенту – пожаловаться на жизнь и местных чиновников. Пока сын ходит-бродит, она отдыхает в эпицентре будущей акции. Мой вопрос, почему она здесь, а не через 200 метров на Европейской площади, ее почему-то смущает. «А що, синку, хіба треба там бути? Так я піду...» И уже на прощание заключает: «Усе це не потрібно (показывает вокруг), політики борються за крісла, вбивають один одного... (причитает): Ой, синочку, що робиться на білому світі. Аби мертві піднялися, та побачили...”

...Апофеоз субботнего дня – выступления музыкантов и политиков. Кто-то заводит свою публику раньше, у кого-то есть отсрочка до вечера. Публика мигрирует от одних к другим, смеется, шутит и... ничуть не проявляет агрессии. ”Верховну зРаду геть” и “Майданутым нет покоя” – лозунги больше для фото- и видеокамер. Политики играют мускулами, народ развлекается. В основном... Неподалеку от офиса УНИАН идет оживленная дискуссия. Спорят мужчина и женщина. У нее в руках самодельные транспаранты. На одном – карикатура на американского президента – отголосок холодной войны. Подхожу ближе, заговариваю. Эпатажная дамочка представляется киевлянкой, проектировщиком атомных станций. Убежденная коммунистка. Пришла сюда, чтобы защитить в стране «единство и стабильность». Верит в победу коалиции. В конце разговора – фото на память. Неподалеку от нее кучкуются юные ленинцы. Их идейную принадлежность выдают красные накидки и флаги с компартийным логотипом. Вероятно, тоже здесь по убеждению?

Подуставшие за день от частых перебежек, остаток времени мы с Леной проводим в многотысячной компании «майданутых». Со сцены на Хрещатике звучит живой украинский рок. Кадры «бело-синих» стекаются поглазеть на Маричку Бурмаку и Сашка Положинського. «Тартак» не изменяет себе: разносит в пух и прах оторвавшихся от низов вождей. И «чужих», и «своих»...

Перед отправлением домой допытываюсь у Олега о его впечатлениях. «Тебе честно сказать? Политика политикой, а меня интересует конкретные люди и конкретные дела. Главное, что мы сегодня о себе заявили. И нас телевидение сняло. Вот и все. Если дома сидеть и ничего не делать, ничего мы для себя не добьемся». Это точно, соглашаюсь я с Олегом и погружаюсь в автобус. На часах – 23.20...

[...]
Начало
[463] [ 464 ] [ 465 ] [ 466 ] [ 467 ] [ 468 ] [ 469 ] [ 470 ] [ 471 ] [ 472 ] [ 473 ] [ 474 ] [ 475 ] [ 476 ] [ 477 ] [ 478 ] [ 479 ] [ 480 ] [ 481 ] [ 482 ]

Информация с сайта: pv-gazeta.dp.ua