Каким был Павлоград полсотни лет назад


Приехала наша семья в Павлоград в 1948 году. Несмотря на то, что мои родители были врачами, денег в дороге не было ни копейки. Кормить двоих детей было нечем. Тогда отец рискнул, сел в поезде играть в преферанс и единственный раз в жизни выиграл три рубля. На эти деньги купили хлеба. Так мы доехали до Павлограда.

Поселились тогда в поселке Химзавода, (в то время 55-й завод) в доме 7/2 или 7/5, точно не помню. Помню, что назывались дома именно так. Поселок только отстраивался после войны. Вокруг стояли развалины. Мать с замиранием сердца смотрела, как мой старший брат галопом носится по разбитым стенам на уровне второго-третьего этажей, за что ему изрядно доставалось. Позже, мы перебрались на ул.Горького, в жилкоповскую квартиру, (так тогда назывались дома, принадлежащие городу), возле самого рынка.

Маловика и Шмуклера знали все в округе

Рынок в то время находился сразу за двором девятой школы, между улицами Горького и Шевченко. А на месте сегодняшнего рынка был так называемый "выгон". В будни здесь паслись козы и бычки, а по выходным дням съезжались на поводах, зимой на санях, колхозники из окрестных сел. Далее шла "толкучка", на которой можно было купить все, что тогда имели люди. От самодельных табуреток и столов (полированной мебели не было и в помине) до иголок для примуса, перелицованных пальто и старых, подшитых валенок. Улица Горького в то время упиралась в деревянный мост через р.Волчью, по которому шли машины на Днепропетровск (не случайно до революции она называлась Екатеринославской). Мост этот, по рассказам старожилов, построили еще немцы во время войны, вместо понтонного, снесенного паводком. Там, где сейчас расположен микрорайон Шахтостроителей был большой колхозный сад, а за ним военный аэродром.

Жили в основной своей массе все бедно. Многие дома запирались просто на щепку. Из-за частых перебоев со светом, каждый имел так называемый "каганец", т.е. жестянку с маслом, где вместо фитиля был кусочек тряпочки. Его и жгли в отсутствие освещения. При нем делали уроки. Кто был побогаче, те имели керосиновые лампы.

Вообще, керосин тогда был в ходу. Тех, кто торговал в керосиновой лавке, знал весь город, как и Шмуклера, который занимался прирезкой стекла. Обед зимой готовили на печках, летом - на примусе или керосинке. У многих во дворах стояла также летняя печь. Топили в основном угольными брикетами, лузгой с маслозавода, или кукурузными кочанами из "Заготзерна", а то и сухими кизяками. Перебои с продуктами, особенно мукой и сахаром были обычным явлением, и, как только разносился слух о том, что в магазин у Маловика (так называли магазин на ул.Шевченко, поскольку фамилия директора магазина была Маловик) привезли муку, нас, детвору, ставили в очередь вместе со взрослыми, так как в одни руки давали не более трех килограммов. Что такое сосиски, мы вообще не знали.

Жемчужина Присамарья прославилась парками и скверами

Павлоград был в то время городком небольшим, тихим и очень зеленым. Парки города были ухоженными, с аллеями, посыпанными мелким ракушечником. Вход в парк им.Горького (сегодня от него остался маленький сквер) был платным. Там по выходным дням работали два фонтана, летний кинотеатр, в котором, помимо демонстрации фильмов, выступали и заезжие артисты, а также танцевальная площадка, с традиционным в те годы духовым оркестром. Кстати, каждое уважающее себя предприятие имело, как правило, свой духовой оркестр. Поскольку танцы были платными, то право играть танцевальный сезон в парке получал тот оркестр, который лучше всех прошел в колонне на Первомайской демонстрации.

По уходу за парками был закреплен 55-ый завод. Он же содержал и стадион "Химик" в Первомайском парке. Посмотреть футбольный матч с участием команды "Химик" собирался весь город. Между стадионом и Волчьей было озеро, по которому в отдельные годы даже плавали на лодках (сейчас там заросшая сорняком луговина). По воскресным дням в парках прогуливалась с семьями вся интеллигенция города: учителя, врачи, директора предприятий, летчики из эскадрильи бомбардировщиков, базировавшейся на аэродроме. Командиром эскадрильи был подполковник Першин. В то время практически все друг друга знали, поэтому парки - были местом встреч и общения. В здании на ул.Ленина, в котором сейчас помещается рентген-кабинет 1-ой горбольницы, ранее находилась городская баня, в буфете которой, частенько за кружкой "жигулевского" пива, распарившиеся мужики обсуждали городские новости. Другим подобным заведением была чайная "Голубой Дунай" на улице Шевченко. Были еще столовые. Ресторанов и кафе я что-то не припоминаю. Кстати, отъявленных алкоголиков было немного, и их знал весь город.

Из развлечений в каждом дворе был хоть один патефон, на котором крутили заезженные пластинки, почти в каждом доме радио, с большой черной бумажной тарелкой. В центре города, там, где сейчас расположен спорткомплекс "Центр", работал кинотеатр им.30 лет ВЛКСМ (до революции назывался "Чары"). А по вечерам на скамеечках возле дворов собирались бабы. Обязательно лузгали семечки, обсуждали свои бабские новости (кто с кем сошелся, кто разошелся) и пели украинские народные песни на два-три голоса. Очень красиво пели, складно.

Вообще, после войны жили хоть и бедно, но дружно. Помогали друг другу. Среди торгующих на рынке женщин обязательно находились те, кто нас, маленьких пацанов, шаставших между рядами, угощал то яблоком, то грушей, то вишнями. Это было обычное явление. Да и общение людей друг с другом было попроще, душевнее. После пережитого в войне люди больше ценили жизнь, и те незамысловатые радости, которые дарили им непростые будни тех лет.

[...]
Начало
[391] [ 392 ] [ 393 ] [ 394 ] [ 395 ] [ 396 ] [ 397 ] [ 398 ] [ 399 ] [ 400 ] [ 401 ] [ 402 ] [ 403 ] [ 404 ] [ 405 ] [ 406 ] [ 407 ] [ 408 ] [ 409 ] [ 410 ]

Информация с сайта: pv-gazeta.dp.ua