"Приехали бы вы к нам весной, когда сады цветут..."
Гуцулы по-прежнему живут в страхе: в Карпатах дожди, и есть опасность повторения катастрофы


Наша с вами личная безопасность, господа-панове, - штука весьма зыбкая. И неважно: живете вы на русскоговорящем востоке или на украиноязычном западе. В первом случае вас могут "случайно" разбомбить снарядами с территории соседней военчасти, во втором - ваш дом, который стоит высоко в горах на широкой полонине, рискует уползти в каменную пропасть. Ни за милую душу. Виноваты будут, как всегда, природа и злополучный человеческий фактор.

Недавняя поездка в Карпаты стала для меня, жителя степей, настоящим дежавю. Три недели назад, в Лозовой, я видел то же самое: разрушенные дома, отчаяние в глазах пострадавших и бесконечные упреки в несправедливости начисленных компенсаций. Между взрывами на 61-м арсенале Минобороны и "большой водой" на Прикарпатье нет принципиальной разницы! Несчастие мы все, "западенцы" и "схидняки", переживаем одинаково!

"Хотите увидеть последствия стихии?"

Среда, 17 сентября. В Верховине (самый отдаленный и самый горный райцентр Ивано-Франковской области), как и во всех Карпатах, которые сутки с неба льет дождь. Холодно, сыро и, по большому счету, не до романтических ахов и охов. Полюбоваться диковинной природой гор я успеваю лишь мимоходом.

"Хотите увидеть последствия стихии? Тогда едем", - замглавы Верховинской райгосадминистрации Василий Мицканюк открывает передо мной двери служебной "Нивы". Я охотно "падаю на хвост" районной комиссии, которая ежедневно проверяет правильность составленных сельсоветами актов обследования жилья. Цель нашей поездки - село Стебни, что в 20 километрах от райцентра. Население - более 700 жителей.

"Верховинский район пострадал от стихии более всего в области, - рассказывает пан Василий (по данным на 17 сентября, более 40 жилых домов оказались полностью разрушены. Жертв, слава Богу, нет - прим. "ПВ"). - Все началось с затяжных дождей, из-за которых вода в наших реках поднялась на небывалый уровень. Последний раз такое было лет 200 назад. Масштабы причиненного ущерба еще подсчитываются. Дожди продолжают идти, грунт размок, и есть опасность, что оползни в горах повторятся... Люди каждый день пишут жалобы..."

Наш "ВАЗ-ик" полчаса расплескивает глинистую жижу. Мы едем долиной Черного Черемоша. По пути я несколько раз выскакиваю из машины и делаю "эксклюзивные" снимки. В объектив попадают два экскаватора: это мелитопольцы со своей техникой трудятся над укреплением подпорных стенок берега горной реки.

Уровень воды сегодня в норме. Без малого два месяца назад вода в Черном и Белом Черемоше поднималась на четыре, а то и пять метров выше обычного. "Пожалуйста, - показывают мне мои спутники дом с оголенным фундаментом на соседнем берегу. - Это уже Черновицкая область. Видите, как хату подмыло. Вода до окон доставала".

"Ну, какие здесь могут быть манипуляции?"

В Стебнях к нам присоединяются еще один представитель контролирующих органов, секретарь сельсовета и местный депутат. В "приселки" - горные хуторки, где живут пострадавшие от оползней, мы идем уже пешком. Точнее, взбираемся по каменистой тропке - иначе эту дорогу и не назовешь. За мои туфли здесь, наверное, никто бы и гроша ломаного не дал. В горно-полевых условиях, под дождем, самая выгодная обувь - резиновые сапоги. Ими меня снабжает местная пенсионерка Мария Ивановна - ее хату мы минуем, поднимаясь вверх.

"Слава Ису!" "Навеки слава!" Дед Михайлюк, первый наш адресат, демонстрирует комиссии свой ущерб: треснувшую и готовую сползти вниз, к горному потоку, землю за огородом. Ведет в хату, показывает что-то там, долго и настойчиво спорит с гостями. Пан Василий и его спутники неумолимы: за рамки инструкций, говорят они, мы выйти не можем.

Ваше жилье, дескать, не настолько пострадало, чтобы давать вам категорию (их 3-и, в зависимости от характера и масштабов разрушений. Сумма компенсаций - от 5 до 50 тыс грн). Хозяин недоволен, нехотя подписывает составленный акт, уповает на то, что новая комиссия пересмотрит это решение.

"Ну, какие здесь могут быть манипуляции? - удивляется замглавы районной госадминистрации. - Понимаете, Кабмин издал целых три постановления, касающиеся назначения компенсаций. Четкого определения категорий пострадавших в правительственных документах поначалу не было, сельские комиссии делали все на свое усмотрение. Теперь приходится их выводы пересматривать. На сегодня уже есть возвращение выделенных средств. В конце концов, нам отвечать перед прокуратурой за объективность".

Ее хату солдаты выкапывали из грязи...

Василий Николаевич не голословен: под конец нашего похода комиссия и впрямь "скостила" присвоенную ранее категорию одному из жалобщиков. Похоже, что до плачевного состояния свою хибарку житель гор довел сам. За долгие годы его дом глубоко ушел в землю. Деревянный пол начал подгнивать. Природные катаклизмы минувшего лета едва ли помогли ему в этом. "Допросился на свою голову, - прокомментировал ситуацию кто-то из моих спутников. - Теперь остался ни с чем".

Нестройным рядочком мы пробираемся по крутым склонам от одного двора к другому. Здесь, в приселках, нет привычных нашему глазу улиц и калиток. Зато есть перелазы - через плетень, от соседа к соседу. Перед нами Рубанивский поток (название очередного приселка). Его склон обезображивает огромный оползень. На своем пути стихия снесла крепкие деревья и раздавила чей-то сарай (гуцулы называют его стайней).

Рядом с кособоким сараем лежит разобранная хата. Спасаясь от стихии, ее хозяева успели укрыться у родственников в соседней Черновицкой области. Теперь ждут от государства полного возмещения убытков. "Ну, скажите, какие здесь могут быть сомнения? Что положено - то положено!" - комментируют жуткую картину проверяющие. Первая категория (от 50 тыс. грн.) присвоена и жителям соседнего двора. Хату пани Василины солдаты Минобороны буквально выкапывали из грязи. Жить в ней теперь едва ли возможно - нынешние дожди наверняка спровоцируют здесь новый оползень...

"Приехали бы вы к нам весной, когда сады цветут", - с грустью говорила мне уже под вечер пани Мария - здешняя учительница, а по совместительству депутат третьего или четвертого приселка, в котором успела сегодня побывать районная комиссия. "Страшно ли здесь жить? Ну, конечно, раз такие наводнения бывают, земля трескается и ползет вместе с домами... Но на равнину я бы все равно не переехала... В буднях эту красоту не замечаешь, а как есть свободная минута, так и любуешься ею..."

Материал подготовлен в рамках медиа-проекта «Журналістський обмін інформацією та професійним досвідом: Схід і Захід – разом» Центра информационных исследований «Меридиан» при содействии МФ «Відродження» и Агентства международного развития США.

[...]
Начало
[3125] [ 3126 ] [ 3127 ] [ 3128 ] [ 3129 ] [ 3130 ] [ 3131 ] [ 3132 ] [ 3133 ] [ 3134 ] [ 3135 ] [ 3136 ] [ 3137 ] [ 3138 ] [ 3139 ] [ 3140 ] [ 3141 ] [ 3142 ] [ 3143 ] [ 3144 ]

Информация с сайта: pv-gazeta.dp.ua