С ножом - против автомата
Фронтовик Петр Черный в Иране уничтожал фашистских диверсантов


30 лет хранил он военную тайну. 30 лет семья и не догадывалась, где воевал их Петро. 30 лет никто, кроме него самого, не знал, как рисковал он там, в Иране, безоружным вступая в схватку с вооруженными до зубов фашистами.

Петр Черный, ветеран войны и труда, проживает в селе Шандровка Юрьевского района. Незаурядная личность, увлеченный человек, внимательный слушатель и прекрасный рассказчик. С ним и встретилась наш корреспондент.

Верочка. Ее назвали так с верой в лучшее будущее.

Родился и вырос Петр Черный в обычной многодетной крестьянской семье. Жили бедно. Имели хозяйство, но продналог забирал практически все. Нужно было отдать государству молоко, яйца, мясо, сами же перебивались крапивой да не созревшими яблоками. Раз в год отец резал кабанчика. И тогда в доме наступал праздник! Из оставшегося после сдачи продналога сала, мать вытапливала смалец. Дети выстраивались в очередь к печи, и мать гусиным пером мазала им кусочек хлеба этим жиром. Ничего вкуснее пять детей Черных не знали! В детстве им не довелось попробовать конфет, даже сахара.

В страшном 33 году Петру было 8 лет, но он отлично помнит голодомор. Помнит, как на улицах Шандровки лежали мертвые люди. Их никто не хоронил, то ли уже некому было, то ли родственники были так слабы, что не в силах былы это сделать. Трупы обгрызали уцелевшие собаки и одичавшие коты. У соседей Бережных кто-то ночью украл корову. Без кормилицы вся семья вымерла. Когда отец Пети с еще одним соседом вошли в их хату, там все уже были мертвы - и взрослые, и дети. Только возле неподвижной матери ползал грудной ребенок, по-щенячьи поскуливая. Как он только выжил?

Девочку забрали и назвали Верой, Верочкой - с верой в то, что когда-то этот кошмар закончится.

Немец подбросил младенца вверх и расстрелял автоматной очередью на лету

Когда началась война, Петр еще не достиг призывного возраста и остался дома. За три километра от села стоял немецкий карательный батальон. Туда ежедневно пригоняли людей, в основном, стариков, женщин и детей. На ночь их запирали в сарае. За что туда попадали эти люди, не знал никто. Но утром их партиями выводили в лес, к вырытому рву, и расстреливали. " Прошло столько лет, а эта картина до сих пор у меня перед глазами, - рассказывает Петр Артемович,- Как-то утром каратели вывели из сарая женщину с маленькими детьми, грудного ребенка она несла на руках. Я тайком пошел следом. Несчастную и ее детей поставили на краю рва. Один из фашистов вырвал младенца из рук матери, высоко подбросил вверх, и немцы, гогоча, расстреляли автоматными очередями ребенка на лету. Это было последнее, что видела мать. Следующая очередь скосила ее и детей.

Я застыл от ужаса, а когда пришел в себя, каратели ушли. Подошел к яме, увидел ошметки детского тельца, хотел забрать домой, похоронить по-человечески. Но вдруг услышал гортанную речь: немцы вели на расстрел новую партию обреченных. Я бросился бежать, но меня заметили, пули засвистели над головой. Все же удалось спастись. Весной, когда снег начал таять, жителей Шандровки выгнали засыпать тот ров землей. Везде торчали руки, ноги - жуткое зрелище. Я надеялся найти того ребеночка. Да куда там! В яме были не десятки - сотни трупов".

Выживал один: русский с ножом или немец с автоматом.

В 1943 году Петра Черного призвали в действующую армию. В одном из боев его взрывной волной отбросило в сторону. А товарищи, меняя позицию, переехали через него пушкой, или, не заметив, присыпанного землей, или посчитав мертвым. Петра спасла медсестра. Она вырыла солдата, погрузила в телегу, запряженную шестью собаками (лошадей не было) и привезла в полевой госпиталь.

Долго лечился в госпиталях Луганска, под Сталинградом. А потом снова в строй. Только теперь в составе спецотряда, тайно заброшенного в Иран. В его задачу входила охрана складов продовольствия, которое поставлялось из Америки в Советский Союз, а также уничтожение немецких диверсантов. Те группами высаживались из подводных лодок для уничтожения этих самых складов, минирования дорог, мостов, населенных пунктов.

Среди красноармейцев были группы обнаружения и группы захвата, в одной из которых был Петр Черный. Они нападали из "секрета" на обнаруженный немецкий десант безоружными! В крайнем случае, разрешалось использовать нож. Немцы же были полностью вооружены. Петр Артемович до сих пор недоумевает, почему командование приказало нашим солдатам не применять стрелковое оружие. Никогда не забыть солдату, как по головотяпству командиров, не вовремя отдавших приказ, в расположение группы прорвался немецкий десант. Из 32 бойцов уцелели девять. Живых было бы больше, но что может сделать даже очень острый нож против автомата? Потом - снова переброска в Союз и подписка о 30-тилетнем неразглашении военной тайны.

Жизнь продолжается

Отслужив семь лет, в 1950 году Петр Черный возвращается домой, в Шандровку. Слава Богу, родные все живы. Но нищета страшная, только пережили голод 47-48 годов. Налоговики описали все имущество, даже корову. А без нее семья пропадет. Уехал Петр на заработки, чтобы выкупить корову. Так там и остался, на Краматорском заводе тяжелого машиностроения.

Это был гигант советской индустрии, в его цехах работало 35-38 тысяч человек. Петр Артемович окончил техникум по специальности техник-механик, работал в одном из конструкторских бюро завода. Они создавали прокатные станы, прессы, молоты, шагающие экскаваторы.

А еще у Петра был талант к рисованию, резьбе, лепке. Он окончил художественное училище. Техника, выпускаемая заводом, была добротная, мощная, но за границу ее не покупали из-за допотопного внешнего вида. Руководители это понимали и создали бюро технической эстетики (технического дизайна - по-нынешнему - прим. автора). Возглавил его Петр Черный.

"Мне столько лет - на сколько я себя чувствую. А я чувствую себя молодым!"

И это правда. Никогда бы не сказала, что Петру Артемовичу 83. Бодрый, подтянутый, энергичный, улыбчивый и гостеприимный. Рассказывает - заслушаешься. Утром - зарядка, каждую субботу - собственноручно построенная сауна. И дважды в день - обливание ледяной водой из колодца, в любое время года, в любую погоду.

Давно живет один. Жена, бывший учитель и директор школы, умерла. Петр Артемович очень любил ее, долго не мог примириться с утратой, но время лечит. Дом, в котором он живет, построил сам - от фундамента до конька на крыше второго этажа. Двери, окна, мансарда, колодец инкрустированы резьбой по дереву. Затейливые изображения зверей, птиц, цветов отражают внутренний мир этого удивительного человека, его оптимизм и жизнелюбие. Прощаясь, Петр Артемович определил свое жизненное кредо: "Не оглядываюсь назад, не думаю, что будет впереди. Жить нужно сегодня. Не когда-то, а сегодня. Не делать зла, любить людей, любить жизнь".

[...]
Начало
[2776] [ 2777 ] [ 2778 ] [ 2779 ] [ 2780 ] [ 2781 ] [ 2782 ] [ 2783 ] [ 2784 ] [ 2785 ] [ 2786 ] [ 2787 ] [ 2788 ] [ 2789 ] [ 2790 ] [ 2791 ] [ 2792 ] [ 2793 ] [ 2794 ] [ 2795 ]

Информация с сайта: pv-gazeta.dp.ua