" Мы свое отвоевали...Хватит!"
Бывший воин-интернационалист поменял боевой автомат на игрушечный


Афганистан... Это не только географическое название далекой мусульманской страны. Это синоним человеческого горя и настоящего ада. Та война, никем и никому не объявленная, длилась вдвое дольше, чем Великая Отечественная...

Искать бывшего воина-интернационалиста Виктора Лысенко в Петропавловке долго не пришлось. Люди подсказали: "Вы идите на рынок, он там игрушки продает". Что продает? Игрушки? Афганец? Действительно, нахожу Виктора в "игрушечном" павильоне, где он с двухлетним покупателем решает принципиальный вопрос: машинка или паровоз? Разговорились. Интересуюсь, почему такой бизнес выбрал. "Знаете, - отвечает Виктор, - я был на войне. Видел кровь, смерть, цинковые "тюльпаны"... А с этими зайцами, куклами, кубиками стараюсь забыть все это. МЫ свое отвоевали".

Почему "МЫ"?

В семье Лысенко было три сына: Леонид, Григорий и Виктор. Росли здоровыми, крепкими, дружными, надежной опорой стареющим родителям. Парни считали, как и их отец, что "только с армии начинается биография мужчин".

Так случилось, что старшему из братьев служить не довелось (а его призыв как раз готовили на переброску в Афганистан). Пришло время среднего - Григория. В 1979 году он был призван на срочную службу в Туркменистан. Средняя Азия, лето, жара. После трудного удушливого дня учений солдаты наконец-то в казарме... И тут: тревога, подъем! Переход границы - Афганистан.

В кишлаке их уже ждали. Душманы расстреливали молоденьких солдат в упор. Григория спас узбек - вытянул его из побоища по арыку, раненого, без сознания. А потом - восемь месяцев по госпиталям Туркменистана, шесть операций, слезы матери, ведь долгое время никто не сообщал, где ее сын, что с ним.

Григорий - красивый, молодой парень. До армии учился в детско-юношеской спортивной школе в Киеве, мастер спорта. Тренеры пророчили ему большую спортивную карьеру. Но, видимо, правда, что "человек предполагает, а судьба определяет". Привезли Григория Лысенко в Петропавловку полуживого: прострелен навылет автоматной очередью. Удалены селезенка, легкое, несколько ребер. Афганец крепко цеплялся за жизнь, но... Работать не смог, здоровье уже не поправишь, семьи нет. Две девчонки ждали его из армии, но не такого же...

Одна надежда и радость - младший брат, Виктор.

Виктор Лысенко, которому старший брат был примером и наставником, поступил в институт физкультуры и спорта, тоже подавал большие спортивные надежды. После окончания первого курса его призвали в армию. Попал в Подольск, в учебку. Там внимательно присматривались к курсантам. Негласно была выделена группа лучших, которым сказали: "Вы в Афган не попадете". Но именно эти парни через месяц были там.

Казалось бы, Афганистан - не такая уж и маленькая страна. Но за два года проведенных там, Виктор порой встречал ребят своего курса из Подольска, разбросанных по всему Афгану. С каждой встречей их становилось все меньше...

"Знаете, кого больше всех уважаю и считаю настоящими афганцами - вертолетчиков и водителей автомашин, - говорит Виктор. - Смертники! Мало кто из них выжил. Но это были мужики! Представьте: идет колонна в 120 машин по горному лабиринту. К нападению душманов готовы каждую минуту. Вот только где и когда? Горы! И тут начинается: подрывают первую и последнюю машины. Остальных, заблокированных, но хорошо видимых сверху, моджахеды расстреливают, как цыплят. Ведь ты у них как на ладони! Ну, спрячешься за камень, ну, стреляешь, а куда? Найдешь какое-нибудь укрытие, втиснешься в землю, а мысль одна: "Как же хочется жить! Я ведь ничего не успел!" ...Виктор Лысенко отслужил в Афганистане "от звонка до звонка".

"Я вашей войны не хочу!"

В 1986 году Виктор приехал домой. Родной военный комиссариат предложил умному, спортивному юноше учебу в Московской военной академии. Но Виктор был категоричен: "Хватит, отвоевался! Я вашей войны не хочу!". Восстановился в институте физкультуры, закончил его, какое-то время работал учителем физвоспитания. "Долгие годы мучили афганские кошмары. - неохотно вспоминает Виктор, - Хочется забыть, вычеркнуть. Но приеду домой - а тут весь исполосованный брат. Представляете, с такими увечьями, с постоянно кровоточащими ранами, он бегал быстрее меня, здорового! Как за жизнь цеплялся! И кому была нужна эта смерть? Ради чего? Ради какой цели?"

Нет уже родителей, Григория. Но род Лысенко не угасает. И несет свет и добро людям. Зайдите на рынок в Петропавловке - и вы сразу увидите Виктора и Елену Лысенко. Радушные, приветливые, предложат они вам замечательные детские игрушки - плюшевого мишку и роскошную Барби, гоночную машинку и футбольный мяч. Дядя Витя даже покажет автомат. Но только не настоящий - игрушечный.

P.S. В семье Лысенко, как реликвию, берегут грамоту Президиума Верховного Совета СССР, медаль "За отвагу" Григория Лысенко. Тогда было принято идти в бой с военным и комсомольским билетом. Они тоже в семейном архиве - простреленные, в крови воина-афганца.

[...]
Начало
[2501] [ 2502 ] [ 2503 ] [ 2504 ] [ 2505 ] [ 2506 ] [ 2507 ] [ 2508 ] [ 2509 ] [ 2510 ] [ 2511 ] [ 2512 ] [ 2513 ] [ 2514 ] [ 2515 ] [ 2516 ] [ 2517 ] [ 2518 ] [ 2519 ] [ 2520 ]

Информация с сайта: pv-gazeta.dp.ua