Украинский комендант Трапезунда
История о патриоте из Екатеринославщины, которого большевики назвали "бандитом"


Часто школьники на уроках истории задают вопрос: "Почему никто не протестовал, не боролся с властью, приведшей Украину к геноциду 1921 или 1933 годов? Неужели не было своих героев?" Неправда! Герои были, и они боролись. Еще как боролись!

Одним из таких смельчаков-патриотов был и наш земляк Михаил Брова. Украинский комендант турецкого порта Трапезунд, унтер-офицер, а впоследствии один из лидеров повстанческого движения на Екатеринославщине.

Украинизация "по-трапезундски"

Шел 1916 год. Россия начала боевые действия против Турции. Турецкий черноморский порт Трапезунд заняли части 5-го Кавказского корпуса. Российская армия по своему составу была многонациональной. Русские в ней занимали по численности первое место, на втором шли украинцы.

Манифест Николая ІІ от 17 октября 1907 года ослабил цензорские оковы на украинском слове, дал толчок процессу национального возрождения. Украинизация проходила и в армейских частях, дислоцированных в Трапезунде, где ею руководили национально-сознательные офицеры. В их число попал и наш земляк - уроженец Екатеринославщины (село Новогригорьевка - возможно, ныне Юрьевского района) унтер-офицер Михаил Брова.

В 11-м пешем Карском полку был создан отдельный курень. Избранная украинская рада куреня направила в Киев делегата с просьбой, прислать в район дислокации частей комиссара Центральной Рады как представителя единственной законной власти для солдат-украинцев, и последующего вывода частей на родину. В начале сентября 1917 года Центральная Рада прислала в Трапезунд военного комиссара Николая Александровича Свидерского.

О количестве украинизированных частей можно судить из перечня участников трапезундского парада, состоявшегося в сентябре 1917 года. Здесь была пехота 11-го Карского полка и артиллеристы соседнего 2-го корпуса из города Платаны, кубанские казаки 9-го пластунского батальона, которые первыми захватили Трапезунд, и представители других, неоформленных украинских частей. Парад вылился в огромную манифестацию, участники которой приветствовали Николая Свидерского возгласами "Слава Украине!". По инициативе комиссара Центральной Рады была создана конная украинская сотня, командование которой Н.Свидерский поручил Михаилу Брове.

Наш ультиматум царским генералам!

Между тем царский генералитет был немало обеспокоен созданием новых частей по национальному признаку и, тем более, возможной отправкой их домой. Тогда Николай Свидерский вызвал из Севастополя военные корабли украинского флота. В Трапезунд прибыл дредноут "Воля". Под дулами его орудий командованию корпуса был предъявлен ультиматум: или последующая украинизация частей, или все превратится в прах!

Командующий 5-м Кавказским корпусом генерал Клясовский немедленно сменил гнев на милость, составил и подписал приказ об украинизации по всем частям, заметив при этом, что он тоже "не русский" и мог бы сослужить службу комиссару Украины. В течение 1917 года Свидерский организовал отправку нескольких судов с солдатами- украинцами для службы уже на своей родине. На одном из кораблей он отплыл и сам, оставив для поддержания порядка в Трапезунде сотню конных гайдамаков под командованием Михаила Бровы...

Как наш земляк стал комендантом Трапезунда

После октябрьской революции 1917 года российская армия перестала воевать. Толпы русских солдат не слушали приказов своих офицеров и бежали кто куда. В той ситуации украинская конная сотня Трапезунда сохраняла порядок и дисциплину, защищая местных жителей от мародеров, а местное армянское население - от возможного повторения резни 1915 года.

Очевидец, армейский инженер-строитель Лев Быковский, в своих воспоминаниях "На кавказско-турецком фронте. 1916-1918 гг." пишет: "Пока в Трапезунде дислоцировались украинские части, все было в порядке. Но с их отъездом, а потом и с отъездом корпусного командования, остатки российской армии в Трапезунде окончательно деморализовались... Дошло до того, что русские солдаты Карского полка кинулись грабить город.

Тогда магистрат Трапезунда обратился к командованию украинской гайдамацкой сотни с мольбой о помощи. Сотня выехала из казарм в город: тех, кого застали во время грабежа - расстреляли на месте, остатки грабителей, разоружив, загнали в казармы. Возле значимых объектов временно поставили охрану. Командование сотни согласилось на просьбу Городской управы следить за порядком, не вмешиваясь во внутренние дела города. Трапезунд благодарил сотню и ввел отдельный налог на ее содержание". Михаил Брова стал, фактически, военным комендантом Трапезунда.

Тем временем турецкий фронт приближался к городу. Украинские старшины (офицеры) направили депешу командованию турецких частей с таким содержанием: "Турция воюет с Россией, но в Трапезунде нет российской армии, есть только небольшое подразделение украинской армии, которое скоро выедет к себе на родину". Через 24 часа был получен ответ: "Турция с Украиной не воюет, и мы прекращаем наступление на Трапезунд, пока украинские части не отбудут на родину"...

"Махновская окраска" Михаила Бровы

Спустя два с лишним года имя нашего земляка упоминается в телеграмме командующего войсками так называемой Внутренней службы (ВнуС) Роберта Эйдемана к Ленину от 8 декабря 1920 года: "Краткая ориентировка положения на внутреннем фронте Украины по состоянию на 7 декабря 1920 г. В Екатеринославской губернии за последнее время отмечается появление целого ряда отрядов 100-300 человек махновской окраски: в районе Михайловки (30 верст юго-западнее Екатеринослава) во главе с Литвиненко, д. Хандалеевка (20 верст севернее Павлограда) во главе с бандитом Брова, в д. Николаевка (40 верст юго-восточнее Павлограда) во главе с Пушкаревым, и др." (ЦГАОО Украины. Ф. 1. Оп. 5. Д. 28. Л. 2).

Интересно, что это за "др." - другие, что ли? И если у каждого "др." по 300 человек, - это уже не "банды", а организованное народное сопротивление. Да и могло ли быть иначе?! Невозможно представить, чтобы офицер, имеющий боевой опыт и горячую любовь к родине, спокойно наблюдал за тем, как его соплеменников обирают вооруженные продотряды из бывших уголовников!

Михаил Брова начинает вести активную партизанскую борьбу, координирует действия многочисленных больших и малых отрядов, независимо от их политической окраски. Война украинских партизан в Екатеринославской губернии и других частях Украины в итоге приводит к тому, что 5 съезд Советов вынужден ввести амнистию для противников советской власти и объявить переход к новой экономической политике.

P.S. Память о действительно народных героях, кто взял в руки оружие не ради материальных благ, а потому что просто не мог по-другому, должна жить среди людей. Считаю, что Павлограду необходима улица, названная именем одного из организаторов украинской армии, мужественного коменданта турецкого города Трапезунда и храброго украинского партизана Михаилы Бровы.

[...]
Начало
[2499] [ 2500 ] [ 2501 ] [ 2502 ] [ 2503 ] [ 2504 ] [ 2505 ] [ 2506 ] [ 2507 ] [ 2508 ] [ 2509 ] [ 2510 ] [ 2511 ] [ 2512 ] [ 2513 ] [ 2514 ] [ 2515 ] [ 2516 ] [ 2517 ] [ 2518 ]

Информация с сайта: pv-gazeta.dp.ua