Пробуждение за одну ночь


Сегодня воскресенье. Лера, сидя на тахте, пристально рассматривала свои красивые пальчики. В выходной день ей не нужно было никуда идти и торопиться, и она спокойно могла сделать себе маникюр. Это было одним из ее любимых занятий. Не слишком длинные ногти, хорошо закругленные, она покрывала не ярким, приятного цвета, лаком, бледно-розовым или сиреневым. Зазвонил телефон.

«Кто бы это мог быть», - сонно подумала Лера, мысли вяло скользили у нее в голове. Состояние было расслабленным. Но, все же, она нехотя поднялась и неторопливо подошла к телефону. Он звонил уже третий раз, когда ленивица подняла трубку.

-Алло, - произнесла она своим приятным мягким голосом.

-Лера, Лерочка, - послышалось на том конце провода, - Валерия, я - Павел, вы меня помните. Может, я не вовремя, может, Вы уже забыли...

Валерия мысленно стала перебирать события. Дремоту мигом как рукой сняло, в кровь выплеснулась небольшая доза адреналина. С ней разговаривал мужчина красивым тенором. Кто же это, хоть бы вспомнить. Ах, да. Вот. Накануне они с Ленкой спешили на концерт и у входа в метро столкнулись с мужчиной симпатичным, высоким, темноволосым. Получилось небольшое приятное знакомство. Кажется, его звали Павел. А, может, нет. Наверное, Павел. Но откуда он знает ее телефон. Он тогда проболтал весь вечер с Ленкой и после концерта тоже, кажется, она ему больше понравилась. Наверное, Лена ему и сказала Валеркин телефон. Так значит, Павел все-таки заинтересовался Валерией и с Леной так много разговаривал, потому, что хотел больше узнать о ее подруге. Но сам, наверное, не решался к ней приблизиться. Сомнений у Валерии не оставалось. Это Павел.

- Да нет, что Вы. Я Вас уже вспомнила, - начала Лера. Но Павел ее нетерпеливо перебил.

- Вспомнила. Ну, вот и хорошо. Так, может, встретимся.

- Да, конечно, - Валерия даже растерялась от неожиданности. Но парень ей нравился и она не стала отказываться от свидания с ним, - Но для начала перейдем на ты.

- Отлично...

Погода располагала к встрече. Августовский вечер был теплым и ясным. Деревья еще и не начинали желтеть, но кое-где ветер уже разбросал пожухлую опавшую листву каштанов по переулкам и проспектам Киева. Как и предполагала Валерия, Павел пришел на свидание с огромным букетом ярких роз. Она чувствовала, что он от нее без ума, с самой первой минуты их знакомства. Но, как и все мужчины, которым она нравилась, он стеснялся ее и немного робел в ее присутствии. Лера это тоже чувствовала, но не подавала виду, напротив, старалась себя вести спокойно и уверенно. И, даже в те минуты, когда он так внимательно слушал ее подругу Лену в тот первый вечер, предпочитала не вмешиваться в ход событий и делала вид, что ей даже не интересен их разговор. Но на самом деле внутреннее чувство ей подсказывало, что Павлу нравится именно она, Валерия, не раз ловя его пристальный взгляд на себе. Так уже было и с другими мужчинами, которые любили ее и предлагали ей свои ухаживания. А ухажеров у Валерии было немало. Уж кто с ней только не встречался. И все, как на подбор - элегантные, уважительные, образованные, порядочные и состоятельные люди. Но иногда Валерка сама бросала своего избранника, разочаровавшись в нем, иногда он оказывался просто не верен ей. Но чаще они просто расходились, как в море корабли, поняв, что им не по пути.

А время шло. Валерке уже стукнуло двадцать девять. Хотелось остановиться на ком-то одном. Но не получалось. Каждый раз, при встрече с новым мужчиной, ей хотелось, чтобы этот стал единственным. Но почему-то ожидания не совпадали с действительностью. Она постоянно размышляла на эту тему, почему так выходит. И постоянно приходила к выводу, что все кавалеры были ее недостойны, хотя пыталась найти вину и в себе. Возможно, она была немного горяча и ветрена. Но отказать себе в этих небольших погрешностях она не могла, потому, что не мыслила свою жизнь другой.

В Павла она тоже влюбилась с первого взгляда, с первой встречи, но боялась признаться себе в этом, считая, что он принадлежит Лене. Но, когда он сам позвонил ей, сердце ее сразу же оттаяло. В нем ей нравилось все: и походка, и манеры, и деликатная речь, и волосы, и глаза, и руки. Одет был Павел аккуратно и со вкусом, наглаженные брюки, пиджак, галстук - все подобрано по цвету и фасону. С ним было необычно приятно идти по улице, замечая восхищенные взгляды прохожих на них обоих.

И Валерка поддалась своему чувству и на этот раз. Она вообще плыла по течению, давая волю своему воображению и интуиции. Она не знала, что ждет их дальше, но сегодняшний вечер был прекрасен. Шампанское, цветы, ночь при свечах. Хотелось, чтобы это чувство не прекращалось никогда. Но, как все предыдущие разы, она боялась, что даже такие чудесные встречи ей когда-нибудь наскучат. И в сотый раз клялась себе, что сделает все, чтобы разрыва больше не произошло.

Неделю спустя у Галины, Валеркиной подруги, намечалась вечеринка. Она пригласила и Лену с Валерой, пообещав, что будет много развлечений и интересных мужчин. Павел в это время как раз был в командировке. У Валерии появилось неприятное предчувствие, что в большом окружении мужчин она опять кому-то понравится, увлечется им и забудет Павла насовсем, раньше, чем он захочет оставить ее. И захочет ли вообще, но Валерия уже не сможет вернуться к нему, если чувство пройдет. И она заранее предупредила подруг, чтобы на флирт с ее стороны они не рассчитывали, она, мол, уже занята.

- Вот, глупая, - убеждала ее Галя, - Да строй глазки, пока его здесь нет, он все равно не узнает. А потом, снова, мол, люблю только тебя. Я, вот, со своим, уже пять лет так кручу. И он ничего не знает, и я довольна.

- Нет, я так не могу, - вздохнула Валерка.

- Что, так и будешь монашкой сидеть. Смотри, состаришься раньше времени, - поддевала Елена ее с другой стороны.

- Ну, почему же. Веселиться я всегда люблю. Но в пределах разумного.

Наступил праздник, который Галка устроила в честь собственного дня рождения. И откуда у нее было столько знакомых. Еще интересней, как они все могли уместиться в такой, сравнительно небольшой, Галкиной квартирке. Ее возлюбленный уехал отдыхать на курорт, а Галка не могла бросить работу, но отлично отдыхала здесь. Среди приглашенных ею гостей были и певцы, и работники здравоохранения, и судьи, и блюстители порядка, и, даже, стриптизеры. Вообще, она всегда была сумасбродной и никогда не могла сосредоточить внимание на ком-нибудь или на чем-нибудь одном. Но подругам это не мешало составлять ей отличную компанию.

В тот вечер Валерии было, нельзя сказать, чтоб грустно, но как-то пусто на душе. Она пообещала себе, что больше ни с кем заводить романов не будет, но спокойствия и удовлетворения от навязанной самой себе верности, не получила. Павел ей не разонравился, но где-то, в самом потаенном уголке своей души, она чувствовала, что может найти ему замену и вовсе не тоскует до боли в сердце за ним, как за единственным.

Впрочем, скоро скука отступила, благодаря ее веселому общительному характеру. Она снова стала замечать, что мужчины обращают на нее внимание и даже больше чем на остальных ее подруг. Ей это нравилось. Создавалось впечатление, что виновница торжества Валерия, а не Галка.

Но среди приглашенных гостей в веселой компании был человек, уважаемый всеми, но совершенно не похожий на других. Он отличался спокойствием и задумчивостью. Причем, он был старше других и выделялся среди молодежи солидной проседью в волосах. Но он и не пытался скрыть свой возраст. Ему было за сорок на вид. И его внешность соответствовала возрасту. Над его правой бровью виднелся небольшой шрам, говоривший о том, что этот человек не робкого характера. Звали его Семен.

- Обрати внимание, он опять смотрит на тебя, - то и дело, подталкивала Валерку Галина. - Завидный жених, полковник милиции, недавно пришел из Чечни, сейчас в разводе, холост, - проинформировала она Леру, - Бери его в оборот, не пожалеешь.

Валерия сама поняла, что нравится этому человеку, и ей тоже нравился его мягкий располагающий взгляд. Но вместе с этим она поняла, что так быстро его любовь не завоюешь, как она получала ее от других мужчин и которая так же быстро проходила, как и начиналась.

Под конец вечера, когда все Валеркины ухажеры, поняв, что ее сердца не слишком просто добиться, оно жаждет более глубоких эмоций и одними ухаживаниями дело не обойдется, разбрелись по углам с другими подругами. К Валерии подошел Семен.

- Вы не курите, - вежливо спросил он. Валерка отрицательно качнула головой.

- А я все никак не брошу. Да и не знаю, стоит ли бросать.

Валерка чувствовала, что перед ней человек, немало повидавший в жизни, больше, чем все те вместе взятые мальчишки, которые были рядом с ней. Он не спрашивал ее ни о чем. Только рассказывал все время о себе. О том, как много он прошел на войне. Как была у него семья. Но жена не выдержала постоянных тревожных ожиданий, нашла себе другого, а с Семеном решила развестись. О том, что у него уже взрослая дочка, которая учиться в институте во Франции. Из-за нее, он, собственно говоря, и пошел в наемную армию, чтобы обеспечить ей учебу. Воевал он два года, пришел на войну подполковником и заслужил в боях звание полковника.

- А теперь я - полковник милиции. Здесь тоже немало работы. Да я и не осуждаю тех, кто не хочет со мной оставаться. Ведь работа у меня опасная.

Валера слушала его внимательно. Он вызвал у нее не просто интерес, но такое завораживающее уважение и ей захотелось ему довериться. Она рассказывала ему почти всю свою жизнь с самого детства, открыла, не стесняясь свою душу нараспашку, и не пожалела потом об этом. Но никакого упрека или осуждения в его глазах не промелькнуло.

- Ты молодая и очень красивая женщина, и ты должна искать свою судьбу. С тобой рядом должен быть настоящий надежный защитник. Таких, как ты, немного. Тебя надо беречь.

Он не навязчиво проводил ее до самого дома. А на следующий день Валера, не зная, зачем она это делает, сама позвонила ему. Образ Павла совершенно растаял в ее воображении, она совсем забыла о его существовании. До сих пор она никогда не звонила мужчинам первая, но этот раз был исключительным.

- Алло, - Семен поднял трубку.

- Здравствуй, это я, Валерия, - откликнулась Лера.

- Ах, Валерочка, детка, это ты.

И набравшись храбрости, робко, но без обиняков, Лера предложила:

- Семен, давайте встретимся.

- Ну, что ж, давай.

Ночь была удивительной. В ней была особенная романтика, но романтика тревожных чувств и переживаний. Валера знала, что после этого должна будет сама принять решение. Уйти из его жизни навсегда или остаться с ним ни всю оставшуюся жизнь, разделяя ее целиком и полностью и считая только его своим единственным возлюбленным. Третьего варианта этот человек просто не принял бы.

И, вдруг, Семен сам разрешил всю обстановку. Под утро, после бессонной ночи он мягко, но решительно произнес:

- Валерия, нам надо расстаться.

У Валерки похолодело все внутри, ей казалось, что сердце ее сейчас остановится и она умрет.

- Ты уже большая девочка и должна понимать, так надо, - продолжал Семен.

Но объяснять Валерке слишком много не было нужды. Ей все стало ясно, он ее не любит, он не хочет все время видеть ее рядом с собой, делить с ней радость и невзгоды, ложиться спать и просыпаться по утрам.

- Ну, что ж, надо так надо, - холодно, но спокойно произнесла Лера.

Она брела домой одна серым осенним утром, когда еще не совсем рассвело.

Моросящий дождь усиливался, переходя в ливень, но Валерия не замечала его. Она беззвучно плакала, но не чувствовала своих слез, потому, что они сливались с холодными каплями. Ей казалось, что это возмездие за всю ее беспечность, за те встречи, когда она сама хотела уйти и уходила. Но могла ли она вести себя иначе, ведь она не лгала.

Наконец, промокшая до нитки, озябшая и совершенно разбитая она доползла до своей квартиры. Ей так хотелось согреться, но ни одно одеяло не смогло отогреть ее от душевного холода. Весь серый день она пыталась перебороть себя, но к вечеру переживания усилились. Ночью она долго не могла уснуть. Едва она закрывала глаза, ей начинало чудиться, что она проваливается в темную холодную бездну, образованную пустотой ее собственной души. Казалось, что после этой разлуки жизнь никогда не приобретет больше смысла. Но назад дороги не было, раз он так решил.

Такое с ней еще никогда не происходило. До сих пор она с легкостью расставалась, не важно по чьей инициативе. Оставалась небольшая грусть, как когда ненадолго расстаешься с закадычными друзьями, но знаешь, что скоро с ними встретишься вновь и все повториться. Но сейчас она чувствовала себя самой одинокой на всем белом свете. Перед ней словно на одно мгновение промелькнула яркая вспышка и погасла вновь, так, будто кто-то на этот короткий миг подарил Валерии жизнь, настоящую, живую, а теперь хочет забрать ее обратно, но с нею не хочет расставаться и снова погружаться во мрак и рутину будних дней, и от этого ужасно больно.

Просто поразительно. Валерия, девушка необычной красоты, с гибким умом дипломата, способная вызвать завись подруг, и симпатию и уважение у мужчин, сейчас корчится от душевной боли из-за одиночества. Но кто бы мог знать на самом деле, как она одинока! Валерия всегда ощущала, что ей нелегко жить одной, не находя нужного спутника жизни, хоть рядом с ней всегда было немало интересующихся парней. Но сейчас, когда она почти стояла на пороге истинного счастья, после столкновения с человеком, который мог бы стать ее единственным и желанным, она ощутила всю пустоту и никчемность своей прожитой раньше жизни еще ярче и острее. Она не знала лекарства от такой душевной боли потому, что никогда раньше не переживала ее. Она даже не могла размышлять над тем, стоит он ее или нет, нужно ли простить или показать свою гордость. Ей просто было больно. И от этой боли она вся сжалась, замерла в неестественной неудобной позе на своей одинокой постели и так проспала в тяжелом забытьи до утра.

Трудно описать, как жила Лера все эти несколько недель после разлуки и единственной встречи, пытаясь забыть этого человека. И ей почти удалось это сделать, рана уже начинала затягиваться. Павел по прежнему звонил ей и приглашал на свидание и она ему; отказывала. Но ей все время хотелось чего-то большего, глубокого, вызывающего более сильные переживания и эмоции. Хотя, если бы не Павел, Валерке пришлось бы тяжелее, и она мысленно благодарила его за поддержку.

Тихим сентябрьским вечером в воскресенье Валерия отдыхала дома в полном уединении. Погода соответствовала ее настроению. Немного облачная, но теплая и безветренная, как это бывает иногда осенью. Дождя не намечалось. Она уютно сидела в кресле, поджав под себя босые ноги и укрывшись мягким пледом. Боль потихоньку начала отпускать после стольких безумных дней, жизнь входила в обычное русло. Хотя после пережитого потрясения Лера не смогла бы пообещать даже самой себе, что больше никогда не изменит Павлу. Она знала, что теперь она другая и будет всегда другой, словно испила сладкого яда истинного чувства. Тихая спокойная жизнь, пусть даже в полном достатке и уважении теперь будет не для нее. Она теперь всегда будет искать любовь, похожую та ту, что пережила той единственной ночью с Семеном и отдаваться всецело сумеет только ей. Сегодня Лера все еще не хотела никого видеть и предпочла полностью погрузиться в свои грезы, мечты и воспоминания. Она почти начала дремать, как на улице за своим окошком сквозь дрему она услышала голос. Кто-то звал: «Валера, Валера».

Сначала она подумала, что это во сне ей показалось, но голос был мужским и до боли знакомым. «Неужели мне все еще кажется, - с досадой и каким-то смирением подумала она, - Господи, и сколько же я еще буду мучиться, пока его не забуду, так и с ума сойти недолго».

Потом она решила, что это зовут соседского мальчишку, и хотела снова отключиться. Но голос снова позвал: «Лера, Валерия».

Тут Валерка проснулась окончательно и, как-то машинально сползла с кресла, нашарив в попы ах тапочки, вышла на балкон, но на улице никого не было. Двор был совершенно пустой. «Как странно, кому же я понадобилась», - размышляла Лера стоя на балконе третьего этажа.

Но не прошло и пяти минут, как в дверь позвонили. Сначала робко, потом отчаянно, нетерпеливо, но решительно.

«Господи, да кто же это, - удивленно перебирала Лера всех знакомых в памяти по пути к двери, - Наверное, Ленка, скорее всего, она всегда так звонит».

Но Лера ошиблась, это была не Ленка и никакая другая ее подруга. Лера хотела посмотреть в глазок, но тот, кто звонил, опередил ее.

- Лера, Лерочка, это я, Семен. Открой, пожалуйста. Я хочу с тобой поговорить. Сердце у Валеры замерло вновь, как в ту минуту, когда он предложил ей расстаться. Но, все же она отворила двери и обомлела от удивления. Семен держал в руках букет самых красивых нежных хризантем и огромную коробку, вероятно с подарком. Валерия едва покачнулась от неожиданности, до нее еще не дошло, что все это значит. Видя ее испуганное, изумленное лицо перед собой, Семен решил взять инициативу на себя. Он смело перешагнул порог квартиры, выронив букет и коробку прямо на пол, потому, что не смог отдать их хозяйке и едва успел подхватить обессилившую Валерию на руки. Он отнес ее в комнату, усадил на тахту рядом с собой и стал жадно целовать лицо, шею, руки.

- Валера, Валерочка, прости. Не мог я иначе. Задание было сложное, опасное. Я ведь с бандитами дело имею. Не мог я быть с тобой эти несколько недель и рассказать тоже ничего не мог, не имел права. Нам нужно было быть врозь, чтобы ты ничего не знала обо мне. Не хотел, чтобы ты заложницей стала, если что-то случиться. Но теперь все будет хорошо, я ведь все это время только и думал, как ты перенесешь эту обиду.

Валерии показалось, что она вновь пьянеет от его прикосновений, а он жарко целовал ее губы.

- Теперь ты понимаешь, что значит, быть моей женой?

- Да. Я согласна.

[...]
Начало
[237] [ 238 ] [ 239 ] [ 240 ] [ 241 ] [ 242 ] [ 243 ] [ 244 ] [ 245 ] [ 246 ] [ 247 ] [ 248 ] [ 249 ] [ 250 ] [ 251 ] [ 252 ] [ 253 ] [ 254 ] [ 255 ] [ 256 ]

Информация с сайта: pv-gazeta.dp.ua