Девочка съела свою немощную мать...
Соседи об этом узнали, когда услышали запах вареного мяса...


Ровно год назад мои друзья-общественники от лица "оранжевой" команды проводили в Лозовой митинг-реквием, посвященный памяти жертв Голодомора. Действие происходило вечером у памятника Шевченко в центре города.

Власть мероприятие проигнорировала, о чем, собственно, его организаторы нисколько и не жалели. Меньше официоза - больше правды. "Національно-свідомих" украинцев собралось на митинг не так, чтоб уж очень, но достаточно. Впервые в годовщину трагедии лозовчане зажгли свечи.

Убийственные хлебозаготовки

Нашлись у митинга свои сочувствующие и свои недоброжелатели. Подошла серьезного вида женщина, постояла, послушала, уловила суть происходящего и вдруг, обращаясь к кому-то из участников, выдала: "Что вы здесь рассказываете? Мои родители - коренные лозовчане, и ни о каком голодоморе они не слышали. Зачем преувеличивать? Чем митинговать, лучше бы делом занялись - с вами скоро другой голодомор будет..." И это несмотря на сотни опубликованных документов и свидетельств, тысячи названных и миллионы не названных имен . Говорят, история учит тому, что ничему не учит, а каждый верит в то, во что желает верить. Даже, вопреки правде...

Село Артельное Лозовского района Харьковской области

Василина Павловна Большак: "Наша семья насчитывала 9 человек. В хозяйстве были машина, молотилка, четыре лошади, две коровы, четыре овцы и 10 гектаров земли. В 1929 году все имущество было насильно, безоплатно забрано в колхоз. Мы не имели средств к существованию... Наша семья тяжело работала в колхозе... В 1931-1932 годах зерна на трудодень выдавали всего по 300-500 граммов. Чтобы выполнить план по госзаготовкам, продотряды забирали хлеб прямо из засеков, выметая все, ничего не оставляя семьям. Особенно тяжело нашей семье было в 1933 году: ели крыс, сусликов, лободу, коровьи шкуры. В селе было много смертей. Закон о "пяти колосках" коснулся и наших односельчан. Антон Колесник в 1933 году за ведро собранных колосков был осужден на 12 лет. Отсидел только 7, потому что началась война".

Село Плисовая

Николай Иванович Диденко: "Мой дед и отец были хорошими хозяевами. Они имели 75 десятин земли - около 82 гектаров (1 десятина = 1,0925 гектаров - прим. "ПВ") и много скотины. Моего отца большевики расстреляли без суда и следствия посреди его собственного двора в 1920 году. Конфисковали все его имущество.

Урожай того года (1932 - прим. "ПВ") был выше среднего. Зерно собирали из-под молотилки и вывозили на ссыпные пункты. Они охранялись и были обнесены колючей проволокой. Также там были сторожевые собаки. Когда уборка подходила к концу, а машины и подводы продолжали возить хлеб на ссыпные пункты, народ заволновался. Люди спросили руководителей колхоза: "Как же оно будет, что хлеб вывозится весь, и в колхозных коморах нет совсем зерна, ни для еды, ни для посевов?" На это руководство ответило: мол, государство требует хлеба, а позднее зерно будет "выделено" им для крестьян и для посевной.

Когда же люди кинулись в поле собирать колоски, прибыл из сельсовета Иван М. Он собрал всех крестьян Плисовой, зачитал им закон "Об охране социалистической собственности" и предупредил: "С этого момента кто будет пойман на поле с собранными колосками, тот отправится в Сибирь на 10 лет. Понятно всем?" Люди спросили, какой в этом смысл, ведь поле сейчас перепахивается, и те колоски все равно пропадут. Ответ М. был короток и ясен: "Кто будет собирать колоски на убранном поле, тот будет считаться "компрометатором советской власти".

Из-за того, что крестьянам не оставили никакого хлеба для пищи и даже запретили собирать колоски, какая-то их часть оставила село и отправилась в Донбасс. Но не все крестьяне смогли это сделать.

В течение осени и в начале зимы 1933 года они съели все свои продовольственные запасы, которые имели, поели скотину, собак и кошек. А уже в начале 1933 года, зимой, от голода умерли 36 человек. Пришла весна, все запасы пищи были полностью съедены. Зазеленели деревья. Пошла расти лобода. Крестьяне рвали молодую лободу и варили из нее "суп". После такого супа нападала "швидка" (понос - прим. "ПВ"). Это еще больше истощало организм. Вспоминаю, как жена Леся нашла где-то в сарае лушпайки от прошлогодней картошки. Вымыла их, натерла и нажарила "оладьи". Сели есть. Младшим детям меньше, старшим больше. И самый младший чуть не умер, потому что лушпайки были отравлены".

Потом исчез наш пес Сирко

Село Елизаветовка

Вера Ивановна Маслова: "Мне тогда не исполнилось и 8 лет. В нашей семье было трое детей: я и двое меньших братиков. Отца я почти не помню, он умер от болезни, когда я была маленькой. Жили мы в селе Чернокаменка Лозовского района (теперь затоплено Краснопавловским водохранилищем).

Тяжело было с нами матери в то время. Чтобы прокормить нас, она вынуждена была зарезать коровку-кормилицу. Но ее надолго не хватило, и нам снова приходилось грызть корешки лободы. Потом неожиданно появилось мясо. Мама ничего не объясняла, но я догадалась - исчез наш пес Сирко. Ни в одном дворе не было даже и кошки. Опухшие от голода, люди бродили по улицам в поисках пищи. Высмотрев крысу, убивали и ее. Бывало, что съедали сырой. Помню, однажды пошла я в поисках пищи и увидела толпу людей, которые спорили. Подойдя ближе, я увидела: они делили дохлого коня.

Через несколько месяцев население Чернокаменки стало резко уменьшаться. Горе не обошло стороной и наш дом: умерли мои младшие братики. Трупы людей валялись просто посреди улицы, каждый старался отбросить их подальше от своего двора. Назначенный дежурный вывозил их за село, в яму".

Поселок Краснопавловка

Екатерина Александровна Назаренко: "Я жила в Ворошиловке (Нижняя Краснопавловка) с мамой, сестрой и двумя братьями. Отца семья потеряла во время гражданской войны. Все, что у нас было - корова и куры - то пропало, потому что нечем было кормить. Закончились все съестные запасы. Жили в бедности, семья голодала.

Устроиться на работу было негде. Мама ходила собирать крапиву и акацию - варила из них кашу. Желуди толкла и пекла из них оладьи. Картошку, которую пропустила при уборке, теперь тщательно искала, перетирала на крахмал. Ели грибы, но они быстро надоели, и от них болел желудок, потому что не было соли. Но даже всего этого не хватало, и люди пухли от голода.

Я, самая маленькая, не выдержала этого и очень заболела. Мои родные уже не надеялись, что я выздоровею. Мама вынесла меня на порог, закутала, а сама взяла сепаратор и стала его продавать. Так и продала, а на вырученные деньги купила маленький горшочек макухи. Каждый день она давала мне по маленькому кусочку. Благодаря этому я выжила.

Жить стало лучше, когда в колхозе начали сеять пшеницу. После того, как ее скосили, я ходила с детьми по полям и собирала колоски и зерно, что там осталось. Мы ели их сырыми, кое-что приносили домой. Хотя все это запрещалось и наказывалось, люди все равно шли. Потому что их заставлял голод".

В этом Аду выживали единицы

Село Павловка-2

Анна Павловна Петрушкова: "В 1933 году мне было 16 лет. Даже тяжело вспоминать. Нас в семье было пятеро детей, мама и папа. Однажды отец бросил нас и забрал корову, которая была кормилицей. К весне нас осталось уже трое: я, брат и сестра. Ели мы траву, а у моей сестры ноги пухли от такой пищи. Потом сестра умерла, мы выкопали яму возле хаты и похоронили ее там.

Как-то к нам пришла женщина, которая спросила, можно ли ей у нас переночевать. Мы ее пустили к себе, потому что было жаль ее очень. Она зашла во двор, увидела нашего пса, поймала и убежала. Потом мы похоронили брата. Остались только я и мама. Помню, она нашла где-то зерна ржи и посадила их. Когда колоски выросли, мы собрали их, высушили, смололи и пекли потом хлеб. Прошло время, есть ничего не было, поэтому мама пошла по людям просить еду. И так исчезла, а я осталась одна".

Поселок Краснопавловка

Клавдия Ивановна Будасова: "Люди от голода вымирали семьями, целыми селами. Но нашу семью, слава Богу, пронесло. А вот моя крестная... У нее было аж 6 деточек: 4 мальчика и 2 девочки, и все они умерли страшной голодной смертью. Вспоминаю случай, когда я лежала под забором и тяжело дышала - очень хотела есть. В то время мама на базар пошли. Принесли домой молоко и коржик. Я выпила молока с кусочком коржика, так сразу и полегчало. Поднялась и побежала гулять...

А вообще, ели все: лободу, крапиву, макуху, или совсем ничего не ели. Макуха была нам как праздник и казалась вкуснее хлеба. Мы ходили по степи и собирали мерзлые буряки, картошку. Потом их варили, толкли и выпекали коржики. Пекли лободяники, замачивали жмут лободы или крапиви и даже так ели. Ловили птиц, кошек, собак, хотя и жаль их было, но есть хотелось сильнее...

Случалось разное... У одной женщины умерло трое детей, осталась только девочка, которая впоследствии от голода сошла с ума. Эта женщина кормила ребенка, чем могла. И вдруг девочка убила немощную мать. А соседи об этом узнали, когда услышали запах вареного мяса из их хаты... Это было очень страшное время..."

Достоверных данных нет...

Как это ни кощунственно звучит, но жителям сел Лозовского района во время сталинского голодомора повезло больше других. К 1933-му году район оказался единственным в Харьковской области(!), который выполнил план хлебозаготовок. За это он получил от правительства Орден Трудового Красного Знамени УСРР и, соответственно, подвергся меньшим репрессиям. Во всяком случае, фактов каннибализма среди лозовских крестьян ни один официальный источник не приводит.

В то же время, нет достоверных данных, сколько вообще человеческих жизней унес на Лозовщине голод 1932-33г.г. Известно лишь, что на территории сел Плисовая, Бунаково и Павловка смертность за период с 1928 по 1934 годы в 4 раза (!) превышала показатели других лет. В целом по району за эти же годы она выросла в два раза. По сравнению с другими селами, Бунаково и Павловка пострадали больше потому, что в 30-е годы они находились на территории Петровского района (теперь не существует). Оба были занесены в так называемый черный список: вокруг сел стояли заградотряды, которые препятствовали бегству голодных крестьян в более "сытые" районы.

При подготовке использованы материалы Краснопавловского народного краеведческого музея, свидетельства очевидцев, собранные историком-краеведом Еленой Суарес и Лозовским Центром общественных инициатив "Народна дія".

[...]
Начало
[2186] [ 2187 ] [ 2188 ] [ 2189 ] [ 2190 ] [ 2191 ] [ 2192 ] [ 2193 ] [ 2194 ] [ 2195 ] [ 2196 ] [ 2197 ] [ 2198 ] [ 2199 ] [ 2200 ] [ 2201 ] [ 2202 ] [ 2203 ] [ 2204 ] [ 2205 ]

Информация с сайта: pv-gazeta.dp.ua