Зрение души
Жанна Каридова


Насколько я себя помню, в детстве я была некрасивой. Вернее сказать, ничего от прелестного ребенка во мне не было. Обычные серые глаза, обычные прямые волосы русого цвета. Я так же, как и все играли в песочнице, таскала кукол за волосы. Но среди детей ничем особенным не выделялась. Меня никогда не хвалили больше, чем других, я ни разу не слышала слов в свой адрес типа: "Ах, какой прелестный ребенок, " или: "Посмотрите, какая хорошенькая".

Но, тяжелее всего мне пришлось в переходном возрасте, когда бывшие дети начинают взрослеть и становятся хуже, чем были, но стать красивыми по настоящему еще не могут. В тот ужасный период я начала непомерно расти, а фигура моя никак не хотела оформляться. Я становилась смешной. В классе я была выше всех ростом, вся острая, нескладная. Руки мои, такие длинные, беспомощно болтались и мешали мне, казалось, во всем. Я не знала, куда их спрятать при свободном разговоре с кем-то. Волосы стали сильно жирнеть и, как бы часто я их не мыла, висели грязными сосульками. Складывалось впечатление, что я не слежу за собой совсем. Подруги меня уважали, но все реже приглашали с собой куда - нибудь на дискотеку или вечеринку. Наверное, они просто боялись, что такое пугало, как я оттолкнет от них всех мальчишек. Я все время ощущала их страх. Когда они разговаривали со мной, где-нибудь на перемене и к нам подходил кто-нибудь из парней, они все незаметно старались отойти в сторону, подальше от меня. Мне становилось неловко и под каким- нибудь предлогом я уходила сама. Да и парни меня стеснялись. Хотя никто из них вслух не произносил обидных слов, обращенных ко мне, наподобие: "Коланча" или "верзила". Но я чувствовала себя неуютно рядом с ними, а они себя рядом со мной. Ведь я была выше их всех ростом. Чаще я проводила время в одиночестве дома или гуляя по улице одна. Моим любимым занятием стало чтение книг. И, вскоре, испортив вдобавок еще и зрение, мне пришлось одеть очки.

Но вот однажды в конце десятого класса, не помню, каким образом, я попала на вечеринку своей подруги. И в тот момент я немного пожалела об этом. Там было очень много народу, не только моих одноклассников и подруг, но и симпатичных взрослых парней. Столкнувшись с незнакомыми людьми, я снова почувствовала все нарастающий комплекс неполноценности. Но уходить из компании было поздно. Подруги уже заметили мое присутствие и стали уговаривать, что бы я осталась.

Не знаю, может, они это делали просто из приличия. И я решила остаться, но больше молчать и не привлекать к себе внимание. Я выбрала укромное местечко в углу комнаты и собралась там весь вечер. Но не тут то было, мне этого просто не позволили сделать. В начале ко мне подсел один молодой человек, налил сухого вина и начал развлекать. Но мне его ухаживания показались слишком навязчивыми. Потом он задал мне один такой вопрос, после которого мне с ним и вовсе расхотелось общаться. Он спросил, кем я работаю. У меня такой потрясающий рост и фигура, что меня легко принять за топмодель. Но меня его наглость просто разозлила. Комплимент подобного рода я восприняла как насмешку. Нахалу я ответила такой же дерзостью сказав, что профессию модельерши считаю достойной только пустоголовых девиц. Они, мол, все равно больше ничего не умеют, как свои ноги показать. Я же сама из баскетбольной команды, мог бы догадаться по моему телосложению. Он глянул на меня снизу вверх и обескуражено захлопал глазами. Взгляд его выражал полнейшее недоумение. А я поспешила отсесть на другое место.

Надо признаться, что в последнее время я стала поправляться и очень заметно. Мои руки и ноги теперь не были такими костлявыми, как раньше и мне это нравилось. Но теперь возникла другая проблема. Я стала бояться избыточного веса и у меня возник новый комплекс. Я почувствовала себя полнушкой. И не просто полнушкой, а здоровячкой гигантского роста.

На новом месте мне тоже не дали долго пробыть. Еще один ухажер не давал мне покоя, выспрашивая, из какого я вуза. На этот раз внимание привлекли мои толстенные линзы в очках. Он то и дело восхищался моим умным взглядом и пророчил мне научную карьеру. Наконец не выдержав насмешек, я снова психнула, заявив, что с детства ненавижу читать книги и от них только хорошо засыпаю. А в данный момент мечтаю лишь о балете на льду. Выпалив все это, я опять оставила ухажера с разинутым ртом и пересела на другое место.

Когда я сидела в уголке успокоившись, что на этот раз меня никто не заметит и мирно жевала апельсин, ко мне подсел еще один парень. Он подошел тихо и сел рядом так, что я его в начале не заметила. Но когда я немного повернула голову в бок, почувствовала на себе пристальный взгляд. Мне стало не ловко.

- Как вас зовут, - тихо спросил он.

- Даша, - машинально ответила я.

- Меня Денис, - он протянул руку.

Я подала ему свою долговязую и застеснялась. Мне показалось, что он тоже хочет посмеяться надо мной. Но парень был спокоен. Он не задавал мне никаких вопросов, только рассказывал о себе и о своей будущей работе дизайнера - модельера. Я расслабилась, откинулась на спинку стула и сама не заметила, как сняла надоевшие очки, что б глаза отдохнули. Он говорил еще о чем-то, потом замолчал. И когда я взглянула на него. Тихо произнес.

- Даша, у вас красивые глаза, но почему-то такие грустные.

Я вздрогнула от неожиданности. Что это, новая насмешка? Я отвела взгляд.

- Да, да, у вас красивые глаза, - продолжал он, - Вам просто никто не говорил об этом. Поверьте мне, у меня художественный вкус.

Сначала я решила, что он меня ловко обкручивает. Но Денис не был навязчив. Казалось, он сидит не со мной, а сам по себе. Курит, пьет вино и, между прочим, болтает с человеком, который просто его слушает.

В общем, он провожал меня домой в этот вечер. И я почему-то забыла о своем росте и весе рядом с ним, хоть он был ниже меня. Но вдруг Денис мне задал вопрос, от которого мне снова стало не по себе.

- Скажи, Даша, а почему ты весь вечер сидела одна, пока я не подошел.

Я немного занервничала.

- Ну ты же понимаешь, я не могла ... Не могла найти себе подходящую компанию.

Тут меня снова кинуло в жар и я вдруг выпалила:

- Да кто с таким страшилищем дружить захочет.

И закрыла лицо руками.

Денис молчал, я чувствовала, что он смотрит на меня. Наконец он спросил:

- Кто страшилище? Ты?

- А ты что не видишь?! В три раза выше любого пацана. Да еще теперь толстая, как корова.

Денис вздохнул. Он ничего больше мне не сказал, но настоял на том, что бы встретиться завтра вечером.

Мы встретились возле фонтана и он просто протянул мне руку при встрече.

- А теперь рассказывай, почему ты считаешь себя страшилищем, - дружелюбно потребовал он.

И я вдруг поведала ему все, что копила в себе все эти годы. А он молча слушал, потом сказал:

- Пошли.

- Куда?

- Сейчас узнаешь.

И к моему удивлению мы пришли в универмаг. Он привел меня в отдел, где висела легкая одежда. Немного порылся в ней, достал какое-то самое простое дешевое платье и сказал: "Примерь?"

Платье было вечернего фасона, короткое и облегающее с открытым верхом. Я снова стала комплексоваться и протестовать. Но он настоял на своем. С превеликим неудовольствием я сняла с себя свой старенький просторный свитер и длинную по щиколотки юбку. Мне не верилось, что я втиснусь в это крохотное платьице, но все же легко проскользнула в него. И что я увидела перед собой. Это было подобно сенсации. Передо мной в зеркале отражалась особа с обложки журнала. Просто потрясающе. Оказалось все так просто.

- Ну, как, - заглянул Денис за ширму и улыбнулся, увидев мои удивленные глаза, - Может еще туфельки подберем?

Он выбрал мне такие же недорогие изящные туфельки на небольшом каблучке.

- Ну, что, принцесса, хватит комплексоваться, - обратился он ко мне, - Прошло время, гадкий утенок стал лебедем. Ты просто не заметила этого. Это все твое, носи.

Мы прогулялись по парку. Он рассказал мне еще кое-что о том, что идеальных фигур и лиц на свете очень мало и что самое главное, это внутреннее состояние души. Кем представляем мы себя, тем и являемся. И я вдруг начала понимать, что комплексовалась вовсе не из-за своей внешности. Просто рядом со мной всегда были люди, которые оценивали меня поверхностно, глядя только на внешние данные. Я никогда не чувствовала себя хуже их, но их понятия меня очень сильно угнетали и заставляли представлять себя "страшилищем".

Но Денис открыл мне глаза не только на мою внешнюю красоту. Он заставил меня почувствовать свою внутреннюю гармонию.

Те туфельки и платьице я храню и по сей день, как память о незабываемой встрече. И с тех пор больше никогда не называю себя страшилищем, как бы нехорошо я не выглядела. И замечаю, что окружающие относятся ко мне теперь с большим уважением, чем к самой лучшей красавице в мире. Ведь самое главное - не терять уверенность и уважение к самой себе.

[...]
Начало
[1367] [ 1368 ] [ 1369 ] [ 1370 ] [ 1371 ] [ 1372 ] [ 1373 ] [ 1374 ] [ 1375 ] [ 1376 ] [ 1377 ] [ 1378 ] [ 1379 ] [ 1380 ] [ 1381 ] [ 1382 ] [ 1383 ] [ 1384 ] [ 1385 ] [ 1386 ]

Информация с сайта: pv-gazeta.dp.ua