Подозреваемый умер. При жизни он жаловался на пытки милиции


О жителях Терновки, которые открыто заявляют, что подверглись пыткам со стороны местных милиционеров, "ПВ" периодически пишут вот уже восемь месяцев. Издательством были обнародованы их жалобы и поставлены вопросы, которые, как нам кажется, должны были побудить руководство Терновского горотдела милиции, Управление Министерства внутренних дел (УМВД) и Управление внутренней безопасности (УВБ) Днепропетровской области задуматься над сложившейся ситуацией и предпринять конкретные меры для устранения проблемы и успокоения народа.

Но до сих пор в терновской милиции все остается по-прежнему. Несколько сотрудников, чьи фамилии неоднократно упоминаются в жалобах терновчан по поводу избиений, продолжают спокойно работать в горотделе. Многочисленные служебные проверки и расследования дают заключения, что факты применения этими милиционерами физического насилия не подтверждаются. Такие же выводы делает и прокуратура Терновки.

Но горожане заявляют, что не намерены отступать. Эти простые люди, не имеющие больших денег и связей, не хотят мириться с унижением и несправедливостью. Они продолжают стучать во все двери с надеждой, что их, наконец, услышат и разберутся в этом деле справедливо.

Николай Рогатов умер на Страстной неделе

На Страстной неделе, 20 апреля 2006 года оборвалась жизнь 54-летнего терновчанина Николая Рогатова. Он переехал в Терновку в 1973 году из Курской области (Россия). В течение многих лет проработал на шахте "Терновская", затем в ШСУ-3, Центральном распределительном пункте (ЦРП). Последние 22 месяца своей жизни Николай Макарович находился под арестом. Все это время он мечтал вернуться домой оправданным. Перед самой смертью его мечта частично сбылась - умер он дома, но вот решения суда так и не дождался.

Все это трудное время Н.Рогатова поддерживала его жена Любовь Андросова. Несмотря на проблемы со здоровьем (Л.Андросова - инвалид 1 группы по зрению), эта женщина до последнего боролась за своего мужа. Куда только она ни обращалась с жалобами на действия сотрудников Терновского ГО - все безрезультатно. И из Киева, и из Днепропетровска в ответ приходят одни отписки. Все жалобы переадресуются в Терновку, а в объективность местных проверок и расследований, согласитесь, поверить сложно.

Факты описаны самим покойным

Чтобы было понятней, о чем идет речь, стоит кратко рассказать историю последних лет жизни теперь уже покойного Николая Рогатова. Нужно отметить, что все приведенные ниже факты описаны самим Николаем в обращении, которое он написал 30 июня 2005 года, находясь в следственном изоляторе (СИЗО) Днепропетровска, и передал жене через адвоката. В редакции имеется копия этого письма.

Итак, 5 июня 2004 года рано утром Николая Рогатова забрали прямо из дома сотрудники Терновского ГО. Они привезли его в милицию и завели в один из кабинетов. Н.Рогатов пишет, что здесь его сразу же стали избивать, и лишь только после этого начали задавать вопросы. Милиционеры расспрашивали Н.Рогатова о его знакомой пенсионерке Анне С., в квартире которой он был за два дня до задержания. Николай подробно рассказал о последней встрече с Анной. В письме Н.Рогатов пишет, что после этого его опять стали избивать, а потом "перевели в другой кабинет и там начали пытать, не объясняя причин".

Письмо из тюрьмы с жуткими подробностями

Жуткие подробности того, что описано в письме Николая Рогатова, нельзя читать равнодушно: "Во время пыток я потерял сознание, пытали меня на столах. Когда я очнулся, лежал на полу весь мокрый, и слышу разговор (далее перечислены фамилии сотрудников Терновского ГО). К. (фамилия сокращена - авт.) им говорит, чтоб "скорую" не вызывали, так как протокола о моем задержании нет, и если "крякнет" - он так выразился - и приедет "скорая", то придется отвечать. А так, "если не придет в себя, вывезите в посадку и повесьте, скажем, что сам повесился, мол, узнал, что убил Анну С., и повесился".

Дальше Николай Рогатов пишет: "Я сразу понял, что произошло что-то серьезное. Тогда я начал стонать, один толкнул меня ногой и сказал: "Живой". Меня подняли и поставили, К. сразу ушел. Я сказал: "Что вы хотите от меня, не убивайте, я все подпишу, что напишете..."

"...И снова положили на столы, голову замотали в куртку и начали пытки. Потом один опер Ж. (фамилия сокращена - авт.) сказал: "Давайте оставим его, раз соглашается подписать, пишите бумаги и пусть подписывает. Но Ж. (другая фамилия - авт.) сказал, что как решит К., ведь он сказал, чтоб его убрать..."

Далее в письме написано, что один из оперуполномоченных вышел и, вернувшись через несколько минут, сообщил, что К. изменил свое решение. "Составляйте протокол, что он убил Соловьеву, и пусть подписывает", - сказал вернувшийся опер. А затем добавил, что К. сейчас сам придет и расскажет, что задержанный должен говорить прокурору. Н.Рогатов пишет, что это происходило примерно в 10-30, а задержали его около 6-30. "Все это время меня пытали", - отмечает он.

Показания будут такие, как надо

Далее Николай описывает, что в 12-30 его повезли к судмедэксперту в Павлоград, чтобы взять анализы. Когда судмдэксперт увидел следы побоев на его теле, то сделал их описание. После этого Н.Рогатова отвезли к прокурору Терновки. Николай пишет, что рассказал ему все так, как было, а не так, как приказывал сотрудник милиции К. Затем его опять привезли в Терновский горотдел и завели в кабинет К., который уже знал, что задержанный не послушал его наставлений, касающихся беседы с прокурором.

После этого Н.Рогатова поместили в камеру, а в 18-30 снова отвезли в прокуратуру. На этот раз ему предстояла беседа со следователем прокуратуры М. Николай описывает в письме, что следователь удалил из кабинета весь конвой и заявил ему, какие конкретно показания он должен дать. Когда задержанный ответил, что такого не было, М. сказал: "Меня не интересует, что было и чего не было. Показания будут такие..." Также, согласно письму, следователь заставил Н.Рогатова подписать отказ от адвоката. До 12 часов ночи М. составлял акты и протоколы. А примерно в 2 часа ночи Николая отвезли в Павлоград в изолятор временного содержания (ИВС).

22 месяца, проведенные под арестом

Вскоре Николай все же сумел передать из камеры жене записку, в которой написал: "Люба, дорогая, надо нанять адвоката. Сообщи в Москву, пусть помогут деньгами. Я ни в чем не виноват, расскажу только при встрече. Люба, надо" (в Москве живут родственники Н.Рогатова - авт.).

14 июня 2004 года, через 9 дней после задержания Николая Рогатова, следователь прокуратуры М. наложил арест на его ежемесячную шахтерскую пенсию, а также на половину квартиры. Получив записку от мужа, Любовь Андросова нашла деньги и наняла адвоката. Она рассказывает, что столкнулась с грубостью и откровенным хамством со стороны сотрудников милиции и прокуратуры Терновки. Спустя 9 месяцев, 18 марта 2005 года Терновский городской суд снял арест с ежемесячных пенсионных выплат Николая Рогатова, посчитав его необоснованным.

22 месяца Николай Рогатов находился под арестом. Большую часть этого времени он провел в СИЗО-3 Днепропетровска. Оттуда этот мужчина писал жалобы на действия терновских милиционеров и обращения к Генеральному прокурору Украины, прокурору области, прокурору Терновки, Уполномоченному по правам человека в Верховной Раде. Однако результатов это не дало.

"У нас в Терновке, как в 1938 году..."

Письмо-обращение Николая Рогатова, переданное жене, заканчивается так: "Я прошу все международные организации, я к Вам обращаюсь: помогите поставить точку в этом уголовном деле. Я обращаюсь к Вам, потому что в этой стране только говорят о демократии и правах человека, а на самом деле, особенно в маленьких городах, коррупция работников милиции и прокуратуры не знает границ. У нас в Терновке, как в 1938 году - поймали, пытки и все сфабриковано, а суд продолжает их дело.

У меня провели 5 экспертиз, и все они подтвердили мою невиновность. Но я уже сижу больше года, а у нас на Украине нет оправдательных приговоров. И вот теперь меня будут держать и не судить, чтоб я не мог писать жалобы в вышестоящие органы судейства. Сколько будет продолжаться этот беспредел, я не знаю. У меня сейчас очень сильно подорвалось здоровье, постоянные головные боли. Особенно стали болеть глаза после пыток, потому что били очень сильно по голове. На этом я заканчиваю с надеждой к Вам".

Эти слова Николай Рогатов написал 30 июня 2005 года. 27 октября того же года во время слушания дела в Терновском городском суде он жаловался на плохое самочувствие и просил отпустить его на подписку о невыезде. Ему отказали. 26 марта 2006 года Н.Рогатову стало очень плохо, его частично парализовало. В течение последующих 25 дней его под конвоем возили из Днепропетровска в Павлоград, затем в Терновку, потом снова в Днепропетровск. 20 апреля Любовь Андросова забрала тяжело больного мужа из Днепропетровска домой в Терновку. Он умер в тот же день. Похороны состоялись в субботу 22 апреля 2006 года накануне Светлого Христова Воскресения.

Почему тяжело больного Николая Рогатова в последние дни его жизни перевозили из города в город? Даст ли терновская милиция и прокуратура корреспонденту "ПВ" свои комментарии по этому делу? Что думают жители города о работе Терновского ГО? Обо всем этом читайте на сайте через неделю.

Редакция "ПВ" приглашает всех читателей к обсуждению ситуации, сложившейся в Терновке. Пишите нам, сталкивались ли вы сами или ваши знакомые с насилием со стороны милиционеров? Также обсудить данную тему можно на нашем сайте: www.pv-gazeta.dp.ua

[...]
Начало
[1096] [ 1097 ] [ 1098 ] [ 1099 ] [ 1100 ] [ 1101 ] [ 1102 ] [ 1103 ] [ 1104 ] [ 1105 ] [ 1106 ] [ 1107 ] [ 1108 ] [ 1109 ] [ 1110 ] [ 1111 ] [ 1112 ] [ 1113 ] [ 1114 ] [ 1115 ]

Информация с сайта: pv-gazeta.dp.ua