Горожане протестуют против насилия милиции
Но их показания казались невнятными и противоречивыми


За три дня до Нового года в среду 28 декабря возле Терновского городского суда собралось около десятка человек. Эти люди решили организовать небольшую акцию протеста. Восемь женщин и один мужчина развернули у входа в здание суда плакат с надписью "Защитите нас от Терновской милиции".

Когда корреспондент "ПВ" достала фотоаппарат и начала снимать терновчан, сбоку ее окликнули. Молодой прилично одетый мужчина грубо выкрикнул: "Девушка, что это вы делаете?! Подойдите сейчас же ко мне! Кто вам разрешил здесь снимать?!" Журналист спокойно ответила, что выполняет свою работу и подойдет, как только закончит. По-видимому, этот ответ не удовлетворил молодого человека, так как на протяжении пяти минут он еще несколько раз в грубой форме требовал, чтобы представитель прессы срочно подошла к нему.

Представитель прокуратуры требовал прекратить фотосъемку

Окончив фотосъемку, корреспондент "ПВ" подошла к настойчивому незнакомцу. Кстати, за это время возле него собрались еще несколько мужчин, одетых в милицейскую форму. Все тот же молодой человек в штатском в присутствии милиционеров стал грубо спрашивать: "Девушка, зачем вы это снимаете? Я надеюсь, вы не собираетесь это публиковать?" Дальше разговор развивался примерно так:

- Представьтесь, пожалуйста, кто вы, - спокойно ответила журналистка на гневные реплики незнакомца.

- Я следователь прокуратуры, поэтому ответьте, зачем вы фотографируете? - раздраженно заявил мужчина.

- А фамилия у вас какая? - опять спросила корреспондент.

- М. (мы не называем фамилию полностью - авт.) - нервно ответил следователь.

В ответ журналистка представилась, назвав свою фамилию, имя и издательство "ПВ". На это мужчина грубо ответил, что знает, кто она такая. И опять стал требовать объяснений по поводу фотосъемки.

- Вы понимаете, что я выполняю свою работу? - объяснила представитель прессы. - Надеюсь, вам известно, чем занимаются журналисты? Они освещают события, происходящие вокруг. В данном случае это общественное место и я имею полное право фотографировать то, что здесь происходит.

- Не вздумайте это публиковать! Кто у вас редактор? - гневно продолжал собеседник из прокуратуры.

Услышав в ответ фамилию главного редактора "ПВ", следователь самонадеянно ответил: "Хорошо, я его знаю". Что он имел в виду, неизвестно ни журналисту, ни, как выяснилось потом, самому редактору. Когда же журналистка отошла на несколько шагов, представитель прокуратуры со злобой произнес: "Думаете, что вы Гонгадзе?"

Почему следователь окрестил журналиста "ПВ" "Гонгадзе"?

Спустя полчаса, ожидая встречи с судьей, журналист находилась в приемной Терновского городского суда. В это же время здесь присутствовали еще трое работников прокуратуры Терновки. В какой-то момент в помещение зашел все тот же следователь М.. Через минуту, выходя из приемной, он с иронией произнес своим коллегам: "Вы сильно не разговаривайте, а то тут у нас Гонгадзе..."

Непонятно, почему данный работник прокуратуры употребляет фамилию зверски убитого журналиста с таким цинизмом? И как, интересно, он позиционирует себя, если корреспондент "ПВ" ассоциируется у него с Георгием Гонгадзе и в то же время вызывает такие негативные эмоции?

Большинство жалоб поступило на Терновкий горотдел

Как бы там ни было, но судебное заседание, ради которого журналист и приехала в этот день в Терновку, состоялось. Для тех, кто не знает предысторию данного события, стоит кратко о ней рассказать. Летом в редакцию "ПВ" обратилась жительница Терновки Екатерина Яланжи. Она рассказала о том, что в августе 2004 года сотрудники Терновского ГО задержали ее сына и сильно избили его, требуя подписать признательные показания. Проведя журналистское расследование по данному делу, корреспондент "ПВ" написала статью "Милиционеров обвиняют в избиении инвалида", которая была опубликована в начале сентября 2005 года. Много вопросов, поднятых журналистом в этой публикации, так и остались без ответов.

После данной статьи в редакцию поступило множество звонков и писем от читателей. Люди также жаловались на неправомерные действия со стороны милиции. Примечательно, что около 15 жалоб были направлены против сотрудников Терновского ГО, одна - против милиционеров из Першотравенского горотдела. А вот на Павлоградский ГО не поступило ни единой жалобы.

Среди терновчан, которые обратились в редакцию после публикации статьи, была и пенсионерка Татьяна Евсикова. Ее сына Сергея Жаркова также в начале сентября 2004 года задержали терновские милиционеры. Женщина рассказала о многих, как она считает, неправомерных действиях, совершенных сотрудниками милиции в отношении Сергея - это и незаконное содержание под стражей, и применение физических пыток, и фальсификация документов, и отказ в предоставлении необходимой медицинской помощи.

Милиционеров пригласили в суд

В течение осени 2005 года корреспондент "ПВ" познакомилась более чем с десятью семьями из Терновки, которые также открыто заявляют о том, что они сами или их близкие подвергались насилию со стороны сотрудников местной милиции. Вот уже второй год эти терновчане пишут жалобы во всевозможные инстанции с просьбой провести независимое объективное расследование по поводу неправомерных действий милиционеров. Неоднократно по этим жалобам проводились проверки, но их результаты всегда были одинаковыми - факты не подтверждаются.

8 ноября корреспондент "ПВ" присутствовала на слушании уголовного дела в Терновском городском суде. Обвиняемый говорил о том, что подписал признательные показания только потому, что не мог больше выдерживать пытки, которым подвергали его милиционеры. Один из свидетелей также говорил о том, что и над ним тоже издевались сотрудники терновской милиции. В конце заседания судья Анатолий Нартов удовлетворил ходатайство адвоката и защитника о вызове милиционеров в суд для дачи показаний. Поэтому на следующее слушание дела, которое назначили на 28 декабря, были приглашены сотрудники Терновского ГО.

В документах дела оказалось много нарушений

28 декабря корреспондент "ПВ" вновь приехала в Терновский суд, чтобы послушать, какие же доводы будут приводить милиционеры на судебном заседании. Именно в этот день возле здания суда и состоялся описанный в начале статьи разговор журналиста со следователем прокуратуры в присутствии сотрудников милиции.

Что же происходило в зале суда во время слушания дела? В качестве свидетелей были опрошены несколько представителей прокуратуры и милиции Терновки. Судья Анатолий Нартов во время судебного заседания заострил внимание на том, что в документах этого дела постоянно встречаются вклеенные листы, что является грубым нарушением составления и ведения подобного рода документации. В некоторых протоколах текст был написан разными почерками, непонятно для чего оставлено по половине чистой страницы, где впоследствии можно вписать все, что угодно. Кроме этого были выявлены несоответствия в описанных фактах и датах, указанных в документах.

Милиционеры противоречили сами себе

Представители правоохранительных органов не могли внятно объяснить, почему было допущено так много нарушений с их стороны. Естественно, все они отрицали то, что применяли физическое или психическое насилие к задержанному. Милиционеры неоднократно заостряли внимание судьи на том, что по жалобам об избиении неоднократно проводились проверки, их всех допрашивали, но факты так и не подтвердились. Однако при этом никто из них не мог точно назвать даже дату задержания обвиняемого. К тому же показания сотрудников милиции явно не совпадали, и некоторые из них противоречили сами себе.

На многие вопросы судьи милиционеры отвечали, что не помнят деталей, так как с тех пор прошло почти полтора года. Интересно, если в течение этого времени в милиции проводилось множество проверок, неужели сотрудники горотдела, которых должны были неоднократно опрашивать, так и не смогли вспомнить самые важные факты и даты по данному делу?

Свидетелей задержания допрашивали впервые

В качестве свидетелей на суд были приглашены и жители близлежащего села, которые видели обвиняемого в тот момент, когда его задерживали представители терновской милиции. Они подтвердили, что тогда на нем не было синяков и ссадин. А заключение судмедэксперта свидетельствует о том, что повреждения на теле мужчины появились примерно в этот же период времени. Так откуда же они взялись, если до задержания следов насилия не было? Интересен и еще один факт: данные свидетели сказали, что на этом заседании их впервые опрашивают по рассматриваемому делу. Как же тогда проводились проверки? Каких свидетелей допрашивали проверяющие?

28 декабря слушание дела в Терновском суде продолжалось целый день - с 11 и почти до 18 часов, с небольшим перерывом на обед. Судья Анатолий Нартов очень внимательно выслушивал все показания свидетелей. Сразу же, невзирая на должности, делал замечания, если кто-либо из участников процесса вел себя неуважительно. Однако в этот день приговор суд так и не вынес. Остались еще не опрошенными некоторые свидетели. Их пригласят на следующее заседание, которое состоится 2 марта.

комментарии
І чим закінчилась справа???
Максим - 2008-08-31 20:34:40
Який вирок виніс Суд???

[...]
Начало
[1077] [ 1078 ] [ 1079 ] [ 1080 ] [ 1081 ] [ 1082 ] [ 1083 ] [ 1084 ] [ 1085 ] [ 1086 ] [ 1087 ] [ 1088 ] [ 1089 ] [ 1090 ] [ 1091 ] [ 1092 ] [ 1093 ] [ 1094 ] [ 1095 ] [ 1096 ]

Информация с сайта: pv-gazeta.dp.ua